Павел ДОЛГОВ: во мне есть частичка Беларуси

Три стартовых тура принесли жодинскому «Торпедо-БЕЛАЗу» четыре очка. В активе команды — только два забитых мяча. И все они на счету российского легионера Павла Долгова. Форвард, арендованный у махачкалинского «Анжи», — главная ударная сила команды Олега Кубарева. Корреспондент «СП» решил поближе познакомиться с 21-летним воспитанником санкт-петербургского «Зенита», однако даже в выходной игрока словить не так и просто.

Фото: torpedo-belaz.by

МЕЧТАЮ О СБОРНОЙ РОССИИ

— Олег Кубарев дал коллективу выходной, а вы его проводите в тренажёрном зале. Стремление самосовершенствоваться?

— По-другому же никак. Да, в моём возрасте многие в выходной стремятся отдохнуть, где-то погулять, а я, значит, исключение. Шучу, конечно. Сам иногда люблю прогуляться, в кино сходить. Но считаю, что нет предела совершенству — нужно всегда прогрессировать.

— В 21 год соблазнов много, тем более когда сейчас находитесь вдали от родителей.

— А я с 15 лет так живу. Поэтому нетяжело справляться. Плюс мама с папой воспитали хорошо, нет желания поддаваться каким-то соблазнам. У меня есть определённая цель, к которой постепенно двигаюсь. Какая? Играть в российской премьер-лиге в национальной сборной России. Не получилось закрепиться в «Анжи», поэтому ушёл в аренду, чтобы играть, а не сидеть на лавке.

— Жодинское «Торпедо-БЕЛАЗ» стало для вас первым легионерским опытом.

— Спортивный директор «Анжи» сказал, что главный тренер Олег Кубарев во мне заинтересован, хочет видеть в своём коллективе. А для меня это самое главное. Поэтому и перешёл в «Торпедо-БЕЛАЗ».

— Не пугал переезд в другой чемпионат, другую страну?

— Нет, абсолютно. Тем более в Беларуси у меня есть родственники по маминой линии. И в Минске, и в деревне одной. Так что я уже раньше бывал в вашей стране. Притом она русскоговорящая, похожа на Россию. Так что никаких проблем с адаптацией возникнуть не должно.

— В какой-то степени вы белорус?

— Выходит, частичка точно есть.

— В таком случае никогда не задумывались о смене гражданства?

— Может, в детстве, когда в юношескую сборную не вызывали, такие мысли мелькали в голове. А потом, когда пару раз получил приглашение в сборную, желание что-то менять в плане гражданства отпало. К тому же считаться легионером в своей стране — это не очень хорошо. Я россиянин, хочу играть только в сборной России. Можно сказать, я патриот.

— Но гарантии, что вызовут в российскую «националку», нет.

— Конечно. Буду прилагать все усилия, чтобы там играть. Хотя, может, через пять лет всё переосмыслю, что-то захочется поменять. Однако сейчас мои мысли связаны только с российской командой.

— Слышали о белорусском футболисте Капленко, который перешёл в структуру «Зенита» и стал россиянином? Как относитесь к его поступку?

— Слышал, но, честно, не знаком с этим игроком, не знаю всех нюансов этой ситуации. А что касается, в принципе, натурализации, то, считаю, неправильно, когда россиянами становятся бразильцы. У нас большая страна, есть люди, которые могут играть в сборной. Под российским флагом выступать должны только русские, воспитанники отечественного футбола.

— Рассчитываете привлечь внимание тренеров сборных, выступая за «Торпедо-БЕЛАЗ»?

— Думаю, вряд ли они будут смотреть белорусский чемпионат. В «молодёжке» есть свой костяк, на который опирается главный тренер. А что касается «националки», то понятно: из белорусского первенства туда не позовут. Так что у меня цель — получить игровую практику, набраться опыта и вернуться в премьер-лигу. Воспринимаю «Торпедо-БЕЛАЗ» как некий трамплин в карьере. Чтобы не просто сидеть, а играть и прогрессировать. Тем более белорусский чемпионат хороший, команды довольно ровные. В жодинском клубе мне всё нравится. И условия работы, и тренировочный процесс. К тому же в команде приняли замечательно, коллектив дружный.

— Можете сравнить подход к работе в «Торпедо-БЕЛАЗе» с тем, что было в «Зените» и «Анжи»?

— Сделать это тяжеловато, ведь в этих клубах совсем разные бюджеты, соответственно разные возможности, инвестиции, как говорится. Что касается «Торпедо-БЕЛАЗа», то хочется отметить, что Олег Михайлович Кубарев старается сделать всё по максимуму для игроков. Он очень заинтересован в том, чтобы у нас всё было хорошо. К тому же у клуба качественные поля, легионерам предоставили жильё. Меня всё устраивает.

Фото: torpedo-belaz.by

ЭМОЦИИ ПОСЛЕ ГОЛОВ НЕ СРАВНИМЫ НИ С ЧЕМ

— По прошествии трёх туров какое впечатление у вас сложилось о нашем чемпионате?

— Как уже сказал, он довольно ровный, команды бьются до последнего. «Смолевичи» вроде только вышли из первой лиги, а доставили нам немало неприятностей. С минским «Динамо» было немного полегче, потому что коллектив играл сам и давал это делать нам.

— Отличились вы в дебютном же матче.

— Да, получилось неплохо. Забил в первом туре, повторил успех во втором. Впрочем, это же моя работа — забивать.

— Судя по статистике, любите отмечаться голами в дебютных поединках.

— Да, за «Зенит-2», когда Владислав Николаевич Радимов дал возможность впервые выйти в матче второй лиги, забил два мяча. Вообще, я сам не ожидал, что в 17 лет сыграю в этом турнире, тем более в стартовом составе. Вышел, забил, отдал голевую передачу — дебют получился прекрасным.

— А почему не ожидали? Считаете, что 17 лет — это рано, чтобы играть во второй лиге?

— Нет, на самом деле думаю, что чем раньше, тем лучше. А у нас (в России, Беларуси, Украине, например) даже 20-летних считают молодыми, которым надо ещё потерпеть. В Европе, посмотрите, в таком возрасте уже за сборную выступают.

— В этом, наверное, и проблема молодёжных сборных с постсоветского пространства — в отсутствии доверия к молодым футболистам?

— Да. Если взглянуть на российскую «молодёжку», то в её составе играют представители молодёжной лиги, первой. А из премьер-лиги — единицы. Да и те, которые выходят лишь на замену. Вот и весь уровень. А что было раньше? Шатов, Кокорин, Смолов из «молодёжки» выступали в РФПЛ — вот это была действительно сильная сборная. Сейчас молодым не доверяют…

— В том же питерском «Зените» ставка делается на легионеров.

— Да, но при всём при этом Андре Виллаш-Боаш давал шанс мне. Пусть выпускал на 10 — 15 минут, но я чувствовал, что он во мне заинтересован, верит в меня. Даже в Лиге чемпионов дал поиграть. Я провёл год в первой команде «Зенита». Счастлив, что тренировался там, прогрессировал с этим тренером. Тем более Виллаш-Боаш давал в основном упражнения на работу с мячом. Плюс был неплохим мотиватором.

— Вас лично нужно хвалить или критиковать, чтобы вы лучше играли?

— Наверное, нужен и кнут, и пряник. Нельзя всегда по голове гладить. Если расслабится игрок, то ничего не получится.

— После португальского специалиста в «Зенит» пришёл Мирча Луческу, который особо вам не доверял…

— На первый сбор поехало много молодёжи. После него часть людей отсеялась, я остался. А на втором сборе, когда в команду вернулись сборники, стало понятно, что отправят домой другую часть молодых игроков. Если посмотреть, то при Мирча Луческу вообще молодых в составе не было.

— У нападающих всегда жёсткая конкуренция.

— Да. Но когда у тебя, 20-летнего, в конкурентах Дзюба, Кокорин, Халк, то что-то показать тяжело. У людей огромный опыт за плечами, десятки голов. Так что было понятно, что нужно искать другую команду.

— А как так получилось, что, родившись в Калининградской области, футболу учились в Санкт-Петербурге?

— Сначала я играл в Калининграде, в СДЮШОР-5. На одном из турниров, куда съезжались команды из северо-западного региона, я четыре мяча забил, выглядел хорошо. В итоге подошёл скаут «Зенита», сказал, что хотят меня видеть в Санкт-Петербурге. Потом я съездил на другой турнир, забил в ворота «Шальке-04», мы дошли до финала, где проиграли «Спартаку». И после соревнований я окончательно перешёл в «Зенит».

— Никогда не жалели, что стали форвардом?

— Нет, наоборот. Это же самое классное — забивать мячи. Лучшее, что может быть в футболе. Эмоции после взятия ворот нельзя ни сравнить с чем. В детстве, правда, я играл и крайним защитником, и в середине поля. Но постоянно старался взять мяч, всех обыграть и забить. Тренеры в итоге поставили меня в нападение.

— Читал одно высказывание: «Хочешь быть знаменитым — становись нападающим».

— Вообще, считают, что самые талантливые футболисты — это игроки атаки. А по-моему, на каждой позиции есть классные футболисты.

ПОСТАРАЮСЬ ОПРАВДАТЬ ОЖИДАНИЯ

— Вы поиграли в России, сейчас выступаете в Беларуси. Можете сказать, почему белорусских футболистов так мало в первенстве соседней страны?

— Если честно, мне тоже это интересно. Драгун играл в РФПЛ, Нехайчик. Даже не знаю, что ответить. Может, клубы предпочитают брать легионеров уровнем повыше. Хотя в Беларуси есть немало хороших игроков.

— Кого-то можете выделить?

— Сразу в памяти всплывает серб Николич из минского «Динамо». Есть неплохие игроки и среди белорусов. Думаю, в командах второй восьмёрки премьер-лиги России они бы не затерялись.

— Легионер должен быть на голову выше местного футболиста. На вас это требование не давит?

— Не сказал бы. Понимаю, что на меня рассчитывают, поэтому работаю по максимуму. В первом туре забил, но, к сожалению, мы очков не набрали. Во втором также отличился, мы победили. У нас команда новая, потихоньку притираемся. Думаю, пройдёт ещё пара матчей — и всё будет хорошо.

— От вас, как от нападающего, ожидают голов, яркой игры. И болельщики, и тренер, и родители, и вы сами. По этому поводу вспоминается знаменитая фраза одного из экс-футболистов «Зенита» об ожиданиях.

— Да-да, понимаю о ком вы. (Смеётся.) На тот момент Аршавин, наверное, был прав. Хотя, по-моему, та фраза была вырвана из контекста. А что касается меня, то буду стараться оправдывать ожидания, выкладываться на 100% и приносить команде пользу.

647 просмотров

Ваш e-mail не будет опубликован.