Арина СОБОЛЕНКО: понимали планы словаков

Она впервые выступала первым номером белорусской команды в Кубке федерации, и соперники, показалось, опасались больше всего именно одну из двух 19-летних представительниц в топ-50 мирового рейтинга.

Речь, естественно, об Арине СОБОЛЕНКО. Несмотря на проигрыш в первый день, она пришла на пресс-конференцию в достаточно бодром настроении, много шутила и улыбалась. Да, её поражение не означало, что у нас теряются шансы. Тем более что во второй день она исправилась. И уже эмоции словачек Анны-Каролины Шмидловой и Виктории Кузмовой били через край после парного матча. Сначала одногодка Соболенко утешала более опытную подругу по команде возле раздевалки, но затем при общении с журналистами и сама не смогла сдержать слёз.

Фото Владимира Иванова

Арина же на вопрос одного из журналистов о настроении заметила: «А что, плакать, что ли? Если сегодня так буду себя вести, завтра выйду и всё проиграю». Совершенно правильный настрой. А ещё надо учитывать, что последний раз в Минске Соболенко была как раз во время предыдущего матча Кубка федерации. Через пару дней она улетела на турнир в Дубай и была всё время за границей. Так что возвращение домой, безусловно, радовало теннисистку.

После воскресного матча специально для «СП» Арина вспомнила перипетии поединка со словачками, а также рассказала о том, как проходил турнир в Лугано, её сборы в Монте-Карло.

— Словил себя на мысли, что по ходу всего вашего матча Виктория Кузмова наиболее успешно действовала на приёме подачи. Ожидали ли такой игры от неё в данном компоненте?

— Согласна, она принимала довольно-таки прилично. Правда, мне кажется, что в каких-то геймах я просто удобно подавала и позволяла ей развивать розыгрыш. Как только вводила мяч в игру по запланированной с капитаном схеме, у Виктории не было особых шансов. Когда отходила от плана и начинала что-то мудрить, то она успешно забивала.

— Снижать скорость и подавать в определённое место решили по ходу встречи?

— В принципе, да. Важно было вводить мяч с первой попытки, потому что со второй она принимала очень здорово. Также старалась не давать сопернице углов и чаще подавала в корпус.

— Показалось, Анна-Каролина Шмидлова доставила вам немало хлопот при игре у сетки. Предугадывая ситуацию, она каждый раз очень удачно отвечала из непростых положений…

— Я пыталась разворачивать комбинации через левый угол, а потом играть под форхенд. Справа у неё обводка не очень — Анна-Каролина играет достаточно мягко. Но так получалось, что был открыт другой угол. Глупо посылать мяч в соперницу, поэтому играла под лево. По ходу матча перестроилась и уже пыталась действовать по-другому. Но словачка приноровилась к этому, так что я была вынуждена чуть затягивать момент удара, до последнего наблюдая, куда двинется соперница.

— Самый сложный момент был в начале второго сета, когда несколько геймов прошли в равной борьбе?

— Нервного напряжения в это время было предостаточно. Но, честно говоря, и в первом сете хватало таких геймов. И я, и Анна-Каролина понимали, что несколько розыгрышей при счёте ровно могут повлиять на итоговый результат.

— В субботу в нашей команде уверенно предполагали, что Шмидлова выйдет во второй игровой день. Несмотря на то что она могла сыграть и против Александры Саснович, наверняка на матч против первой ракетки готовились именно вы?

— В разговоре с командой сразу заметила, что с вероятностью на 80 процентов она выйдет на меня. Ведь снимать с одиночного поединка Кузмову было бы довольно глупо, потому что она находилась в хорошей форме. Так что мы понимали, какой был план у капитана словацкой сборной. Но если бы вдруг пришлось бы играть с Чепеловой, это бы ничуть меня не смутило.

«Съедали» соперниц скоростью

— Перед Кубком федерации вместе с Верой Лапко вы сыграли парный финал на «международнике» в Лугано. Насколько этот результат стал неожиданностью, учитывая, что в таком сочетании практически ни разу не играли с юниорских соревнований?

— На самом деле получилось весьма здорово. Насколько я помню, и в юниорские годы, и когда однажды в Минске пытались играть 25-тысячник, выходило не очень. Почему-то не чувствовали определённых моментов. Здесь подумала: «Почему бы не сыграть, не попробовать?» Получилось, и на весьма приличном уровне. Мы обе — активные игроки и «съедали» соперниц скоростью.

— Приятно отметить, что это ещё и на грунте…

— Здесь две стороны медали. Медленное покрытие позволяло иметь больше времени на то, чтобы подготовиться к ударам.

— Чего не хватило в финале? Возможно, повлияла общая усталость обеих, ведь Лапко в «одиночке» с учётом квалификации сыграла даже на матч больше?

— Наверное, немного подвело моё здоровье. В тот день был сначала одиночный финал. Конечно, усталость успела накопиться. Плюс всю неделю в Лугано я болела. И под конец это дало о себе знать.

— В Швейцарии игроки намучились с погодой. Даже одиночные матчи пришлось проводить под крышей. Были сообщения, что игры проходили на харде. Так ли это?

— Конечно, этому турниру совсем не повезло, что чуть ли не каждый день дождь вносил коррективы в расписание. Я сразу сказала, что приехала играть на открытом грунте и буду ждать, пока не разойдутся тучи. (Улыбается.) Так и вышло, мне не пришлось ни разу уходить под крышу. А вообще, с закрытыми площадками получилась забавная ситуация. Там был, правда, не хард, как вы заметили, а грунт. Но члены клуба, в котором располагались эти корты, не очень хотели идти навстречу организаторам турнирам. Порой позволяли сыграть у них часа три, и то вечером. В один из дождливых дней вообще не удалось договориться, и игроки ждали чуть ли не до ночи, пока что-то решится. Но, слава богу, турнир удалось провести и закончить вовремя.

— Подготовку к грунтовому сезону вы решили провести в Монте-Карло. Насколько остались довольны условиями в этом популярном для теннисистов месте?

— Там не может не понравиться. Во-первых, в Монте-Карло привлекают виды. Всё красиво, вокруг спокойно. Во-вторых, отметила для себя еду. Она экологически чистая, что также важно для спортсменов. В целом получаешь удовольствие от пребывания в таком месте. Это в свою очередь способствует психологическому балансу. А когда есть время между турнирами, важно немного сбросить нервное напряжение. Буду рада туда вернуться ещё.

— Также наверняка важный плюс — большое количество партнёров для тренировок?

— Да, чтобы с кем-то потренироваться, нет никакой проблемы. 20 минут езды на машине в одну сторону — и ты в Ницце, столько же в другую — и уже Италия.

— Где вы тренировались?

— По сути, в Монте-Карло, но в итальянском клубе. В том месте, где проходит крупный мужской турнир, как раз шла подготовка к нему. Плюс игралось соревнование ITF. Так что все корты заранее были забронированы. Но для меня это не стало большой проблемой.

— После предыдущего матча в Кубке федерации вы не возвращались в Минск до сих пор. Например, перед супертурнирами в США решили потренироваться в Дубае.

— Там были хорошие условия для подготовки. Немного задержалась после турнира. Ведь какой смысл возвращаться в Минск и готовиться в зале к турнирам, которые будут проходить на открытом воздухе?

Движение вверх

— Ближайшие планы?

— После Кубка федерации сыграю в Стамбуле. Затем неделю ещё потренируюсь на грунте. Потом связка больших турниров — Мадрид и Рим. Перед Открытым чемпионатом Франции есть мысли поехать на турнир в Страсбург. Но всё будет зависеть от того, насколько до этого успешно отыграю грунтовые соревнования. Возможно, пропущу обозначенный «международник», чтобы лучше подготовиться ко второму турниру «Большого шлема» в сезоне.

— С февраля у вас новая команда. Насколько ею довольны?

— Очень. Рада, что поменяла тренерский состав. Это проявилось в результатах. Сразу пошло движение вверх.

— Можно ли сказать, что у вас два тренера по теннису?

— Магнус Норман по возможности приезжает на все подготовительные сборы. Просто у него достаточно занятости, и сопровождать меня на турнирах не получается. Мой постоянный тренер — его тёзка Тиндеман.

1 878 просмотров

Ваш e-mail не будет опубликован.