Бросая вызов ветру

О своём серьёзном потенциале он впервые заявил в 2011-м, когда на первенстве мира среди 15-летних виндсерфингистов в американском Сан-Франциско добыл «серебро» и затем продублировал его на европейской регате в итальянском Торболе.

В прошлом году Артём ДЖАВАДОВ уже на взрослом чемпионате мира на том же озере Гарда, заняв 23-е место, завоевал олимпийскую лицензию в классе «RS:X». Нынешнее межсезонье провёл в испанском Кадисе, откуда вернулся в начале марта, после чего больше двух месяцев, как рассказал корреспонденту «СП», на воду не выходил:

-- И погода в Минске стояла холодная, и доски не было. Сейчас из того, что нашли, собрали один комплект, на котором по очереди с Никитой Циркуном и тренируемся. Наша с ним матчасть по-прежнему находится в Испании. Мы ведь ехали домой только на неделю и уже в середине марта собирались стартовать в Испании в Кубке принцессы Софии, который должен был стать для нас первым внутренним отбором в Токио. И когда мы заберём свои доски и паруса, не понятно. Пока границы закрыты.

-- А что вы делали в марте-апреле?

--У нас есть тренер по общефизической подготовке -- Владимир Сергеевич Тиханчик, по плану которого и работали: бегали, подтягивались, отжимались.  То есть старались не растерять набранные кондиции.

-- Именно вы завоевали олимпийскую лицензию на прошлогоднем чемпионате мира в итальянском Торболе. Как она далась?

-- На удивление достаточно легко. Потому что непосредственно перед планетарной регатой провели там, на обрамлённом горами озере Гарда, двухнедельный сбор, в ходе которого хорошо изучили акваторию, походили в разных ветровых условиях. Как правило, до обеда он дует с одной стороны, во второй половине дня – с другой. А, следовательно, и тактику нужно подстраивать. Мы же в последний раз гонялись на Гарда в 2011-м. Я хорошо выступил тогда на первенстве Европы -- стал серебряным призёром. Но за девять лет, что называется, много воды утекло – всё забылось. И выходили мы на воду из другого яхт-клуба, гонялись в другом месте. Да и детский флот не сравнить со взрослым. Поэтому предсоревновательный сбор был очень нужен. За две недели мы научились понимать и чувствовать ветер. И лично мне в гонках уже легко было выбирать, в какую сторону идти, какой тактики придерживаться. В итоге удалось показать 23-й результат.

-- Самый высокий за всю историю участия белорусских виндсерфингистов в планетарных форумах?

-- Да, при том, что эта мировая регата была самой массовой из всех, состоявшихся ранее. В Торболе гонялось больше 230 досочников. Но я был уверен, что и лицензию завоюем, хотя это была задача не из простых. Если у женщин  попадание в «золотой» флот гарантировало и билет в Японию, то у нас четыре страны из оного оказались за чертой лицензионного поля – в том числе Россия и Турция. А мы с Никитой довольно уверенно прошли квалификацию. Я 15-м её завершил. В финальной стадии затем порой опускался до 32-й позиции, в итоге стал 23-м. И даже 45-го места Никиты с лихвой хватало для допуска на Игры. Последний из них, восьмой, достался чеху, обосновавшемуся на 58-й строчке. А я, получается, забрал третий.

-- Досочники, как и велосипедисты, иногда прибегают к командной тактике, работая на лидера…

-- В Торболе нам не понадобилось помогать друг другу, поскольку достаточно уверенно, как уже сказал, шли к поставленной цели. А вообще бывали случаи, когда я, потеряв шансы на неплохой результат, начинал работать на Никиту, напротив, претендовавшего на попадание в пятёрку – пытался кому-то из его соперников закрыть ветер или помочь на старте, на огибании знака. Но на чемпионате Беларуси, хотя дома и нет больше серьёзных конкурентов, мы рубимся, как говорят,  не на жизнь, а на смерть. Когда же представляем страну на мировой, европейской регатах, можем и объединить усилия.

-- Вы разные с Циркуном  по амплуа. Судя по всему, на Гарда был преимущественно сильный ветер?

-- Да, условия были больше под меня, но суровыми их не назовёшь.  Мы чаще выходили на воду утром, когда дуло с севера – где-то 10 м/с. И только финальная гонка в «золотом» флоте прошла в слабый ветер. Я её, кстати, сорвал. Но мой плохой приход был обусловлен тем, что на старте меня завалили, хотя я находился в выгодной позиции. С помощью протеста мне удалось доказать свою правоту и восстановить результат, который пересчитали по средним приходам. В итоге мне засчитали 18-е, а не место в шестом десятке. И это позволило подняться ещё на восемь позиций. Но, даже проиграв протест, без лицензии я бы не остался.

1

-- И «Андалузская регата» в Кадисе, которую выиграли в конце февраля, прошла в свежих условиях?

-- Да. Как и ранее новогодняя. До сих пор мне с погодой везло. Такое случается не часто. И дома у нас сейчас неплохо дует. Поэтому жаль, что пандемия внесла коррективы. Сезон вполне мог стать моим. Хотя победе в Кадисе особого значения не придаю. Там не было основных соперников, они в это время участвовали в чемпионате мира в Австралии. Мы, поскольку лицензия была завоёвана, в такую даль не полетели, решив сэкономить средства для дальнейшей подготовки. Вместе с тем, и на «Андалузской регате» было кому составить конкуренцию. Так что совсем лёгкой победу не назову.

Мы провели хорошую зимнюю подготовку, выполнив  всё, что запланировали. И очень обидно, что вмешалась пандемия. Большинство соревнований отменили. Только чемпионат Европы в Греции с мая перенесли на ноябрь. И дальше – ничего не ясно.

-- Вы разделяете мнение своего тренера Владимира Холодинского, что перенос Олимпиады для досочников сродни катастрофе?

-- В принципе – да. Ведь и к Играм в Токио сейчас нет возможности полноценно готовиться. И главное, следующий олимпийский цикл у нас сократится на год. Это было бы не страшно, если б не смена класса – уже на Играх 2024 по решению Международной федерации парусного спорта мы  будем гоняться не на «RS:X», а на досках на подводных крыльях --  Starboard iFoil. Многие наши соперники уже три года на них параллельно готовятся: насколько знаю, в Израиле 10 комплектов для лидеров сборной закупили, французы, итальянцы ими также обзавелись. У нас такие законы, что юридически сложно обосновать их закупку сейчас, когда  олимпийским по-прежнему остаётся класс «RS:X». Только когда официально объявят о его смене на Starboard iFoil, можно будет проводить процедуру закупки, которая всегда затягивается надолго. По сравнению с другими яхтами, эти доски дёшево стоят – 7 тысяч евро. Но, поскольку выпускает их производитель-монополист, в дальнейшем они будут дорожать. Ещё и поэтому лучше было бы купить их сейчас.

-- Вы вроде пробовали их обуздать?

-- Да. В Испании я брал её у одного из россиян. И, поскольку уже являюсь спортсменом довольно высокого класса, понимаю аэро- и гидродинамику, буквально за три часовых выхода на воду адаптировался. И даже выглядел на равных с чемпионом Европы испанцем Нико Флоресом. Он, правда, выиграл титул в отсутствие сильнейших досочников, но всё равно у него высокий уровень.

-- А особенностями олимпийской акватории в Японии интересовались?

-- Да, я у многих коллег спрашивал о тамошних условиях, о которых все по-разному отзываются. Значит, нужно быть готовым ко всему: и к 5-метровой волне со слабым ветром, и к сильному ветру без волны, и к течению, к урагану. То, что мы до сих пор там не побывали, большой минус.

-- Когда в 2016-м не отобрались в Рио, сильно расстроились?

-- Нет. Я был очень рад за Никиту Циркуна. Мы вместе готовились к Играм, понимая, что поедет кто-то один. Он был сильнее. А я за здоровую конкуренцию. Сейчас же не намерен уступать, тем более неплохо провёл последние регаты. Но если вдруг выберут его, думаю, не обижусь.

-- В юношеском возрасте вы входили в число лидеров в Европе и мире. А, во взрослом спорте сразу ушли в тень…

-- Мы понимали, что этот переход ни у кого гладко не проходит. Всем требуется пару лет, чтобы поднабраться опыта, привыкнуть к более серьёзным нагрузкам, адаптироваться в новом, куда более сильном флоте. Но потихоньку осваиваемся в элитной компании. Уже знаю, кто на что способен в разных условиях, за кого нужно держаться, а на кого – внимание особо не  обращать.

-- Как уже упоминали, ваш конёк – сильный ветер. А чего не хватает в слабый?

-- Хорошо гоняться в его условиях не позволяет, прежде всего, физиология.  Я достаточно тяжёлый. В соревновательный период всегда, конечно, сбрасываю вес – до 78-80 кг. Но флот в среднем на 8-10 кг меньше. И, когда дует слабо, парусу и доске тяжелее меня нести. Чтобы на уровне бороться с соперниками, не проваливаться, мне приходится намного больше работать – памповать. А вообще предпочитаю высокие скорости.

-- И за рулём лихачите?

-- Когда только получил права, нередко грешил этим. Меня даже прав лишали. Но затем остепенился, уже не хочется зря рисковать, езжу спокойно, стараясь не нарушать правила. Последний штраф получил полтора года назад, и то за техосмотр.

-- А как ваша половинка относится к тому, что дома почти не бываете?

-- С пониманием. Мы познакомились во время учёбы в БГУФК. Она бывшая пловчиха, мастер спорта, поэтому знает, что такое спорт.

Последнее

подписка

Подписка оформлена! Ждите наших новостей

Любителям

Последний шаг, он трудный самый

Представлен кубок победителя высшей лиги