Дорога жизни. Новогрудская

Новогрудок, былая первая столица ВКЛ, ныне  славится впечатляющими развалинами древнего замка. К тому же родные места Адама Мицкевича, и подобающий классику музей  в райцентре был создан ещё до войны.

Сейчас появилась на туристических тропинках города и ещё одна интересная точка. Она на военную тематику, да непростую. О которой недавно даже в самом городе  мало  слышали. Я знаю человека энциклопедических исторических знаний, который вырос и долгое время работал именно в Новогрудке. Однако и он мало что знал об истории местного еврейского гетто. — Про это просто нигде тогда не говорили. А здания гетто, уцелевшие после войны, отдали под профтехучилище. На этом участке и люди усадьбы себе построили, так память и затянулась. Еврейские гетто создавались фашистами во многих городах Беларуси. Участь их узников была одна – неминуемая смерть.

Новогрудское же выбивается из общего ряда. Большую часть жителей Новогрудка до войны составляли именно евреи — 63%, или около шести тысяч человек. Однако, помимо трагедии, именно в Новогрудском гетто оказалась ярко прописана  история борьбы и движения Сопротивления. Сегодня на этом месте создан и расширяется весьма интересный музей с хорошими наглядными экспонатами – один макет подземного хода чего стоит. Причём музей больше представляет интерес  даже не для отечественного путешественника –  любители необычных страниц истории направляются в белорусский Новогрудок со всего мира.  А потомки бежавших отсюда узников приезжают даже из Южной Америки и Австралии. В музее рассказывают не только о страданиях. А и о том, как оказавшиеся в неволе люди нашли силы бороться с врагом, совершить побег, участвовать в движении Сопротивления и тем самым внести вклад в общую Победу. Изначально участь всего согнанного в гетто населения была предрешена.

И людей там действительно истребляли. Из шести тысяч евреев вскоре в живых осталось примерно четверть. Все они оказались в лагере, где их тоже ждала неминуемая гибель. Не желающие смириться с этой долей узники рискнули организовать  побег. Тайком прорытый ими тоннель длиною около 250 метров стал дорогой жизни для 232 человек. Нужно понимать, что рытьё тоннеля было занятием хоть и весьма рискованным, но отвлекало от мыслей о неизбежной смерти. О тех, кто копал туннель, о выживших и погибших, об истории всех евреев, переживших Холокост в Новогрудском гетто, о партизанском отряде братьев Бельских рассказывает экспозиция в бывшем бараке. Из неё можно получить представление о быте узников, посмотреть  тщательно замаскированный люк под нарами, который вёл в  тоннель. При сооружении подземного лаза нужна была не только строгая конспирация. Возникли и  непростые технические вопросы – чем и как копать, в какую сторону направлять ход, чтобы не учуяли сторожевые собаки или нежданно не угодить в пласты подземных вод. Инженеров-строителей, тем более горных проходчиков или шахтёров, в гетто провинциального белорусского городка, разумеется,  быть не могло.

Однако  узниками было придумано столько нестандартных, но весьма эффективных технологических решений по рытью, освещению, вывозу грунта, даже вентиляции. Копали, чем только могли, укрепляли стенки поленьями и  досками. В сооружаемом лазе  даже охранная сигнализация была — оригинальные  «ноу-хау» одно за одним создавались под носом у гитлеровцев. И всё сработало, умноженное на  простую  человеческую отвагу и смелость. Когда наступил час  побега, встала ещё одна неожиданная трудноразрешимая задача: как соблюсти очередность? Все хотели бежать первыми. Никто не боялся клаустрофобии, хотя лаз был чрезвычайно узкий и бесконечно длинный: если бы кому-то внутри стало плохо и он не смог бы двигаться дальше, непонятно, что вовсе стало бы со всей цепочкой оказавшихся в западне беглецов. Проблему очередности решили просто – по жребию. Но в жребии вытягивали не порядковые номера, а фамилию того, кто пойдёт перед тобой.

Руководители побега и охрана с оружием прикрывали всех и уходили последними. Тоже честное мужественное решение. И всё у них получилось! Безусловно,  побег стал лишь самым первым шагом на пути к спасению. Люди, кому удалось выбраться, бежали кто куда. Не все смогли во тьме найти путь к спасительному лесу, а там отыскать партизан. Кто-то безнадёжно заблудился, иные  не смогли выбраться из оцеплённого города — охранники их отыскали и сразу расстреляли.  В июле  сюда приезжали некоторые из тех беглецов и их потомки – группа насчитывала почти сто человек. Они сейчас живут в Австралии, США, Аргентине, Польше, Израиле. Но не забывают белорусский городок, где их предки своим дерзким побегом  спасли свою жизнь и подарили её потомкам. А таковых, гости посчитали, на сегодня по всему миру насчитывается почти 25 тысяч. И за это тоже надо благодарить узников, бросивших вызов судьбе. Партизанский лагерь, где могли спасти беглецов, стоял на территории нынешнего Столбцовского района с октября 1943 года. Отряд Бельских и впрямь  был спасительным: целый лесной город, где шили одежду и обувь, пекли хлеб, мастерили и ремонтировали оружие, лечили людей. Была там и школа, учёбой в которой стремились отвлечь детей от войны. Но каждому школяру вменялась  ещё и дополнительная обязанность - охранять лагерь.

2

 

История с побегом получила широкую огласку лишь после распада СССР и благодаря былым узникам, которые начали паломничество  из-за рубежа к родным местам. Сначала  решили в городе поставить памятники павшим. Потом вышли на директора местного краеведческого музея Тамару Вершицкую, и дальше уже вместе шаг за шагом восстанавливали историю еврейского Сопротивления в Новогрудке. Подключились сотрудники музея, бывшие узники и их родные. Найден в Новогрудке недавно и любопытный «заокеанский» след. В одном из бараков гетто тогда оказалась семья Кушнеров, до войны мастерившая головные уборы.  Кушнеры тоже бежали через тоннель. В 1945-м перебрались в Польшу,  потом в США. Была в этой семье  и бабушка того самого Джареда Кушнера, который женат на дочери нынешнего президента США.  И пусть сам Трамп вряд ли когда выберется в Новогрудок, но от его родни внимание есть — помощь музею оказывает.

Весь путь от Новогрудка до былой партизанской стоянки в Налибокской пуще прошли летом  потомки бежавших узников. Кажется, тем самым подсказали идею  объединить эти две точки в один туристический маршрут. Который своей необычностью и яркой историей способен заинтересовать и отечественного, и зарубежного туриста.

подписка

Подписка оформлена! Ждите наших новостей

Навстречу Токио

Не боясь «мясорубки»

Павел Мудрагель: ложка дорога к обеду