Новации на западном векторе

Недавно отмечался Международный день туризма. Может, именно потому очередной образовательный семинар Национального агентства по туризму прошел по достопримечательным местам Брестчины с мировой известностью. Наш корреспондент отправился в путь с участниками семинара. И выяснил, что на тамошних давно знакомых маршрутах есть немало нового.

Начинался путь с Беловежской пущи - вариант для туристов беспроигрышный. Этот заповедный уголок занесен в Список Всемирного культурного наследия ЮНЕСКО. Пуща имеет статус биосферного заповедника. Это крупнейший лес Европы, сохранивший до наших дней дремучий первобытный облик и ставший родным домом для сотен реликтовых видов животных и растений, занесённых в «Красную книгу». Впрочем, для любителей водных просторов тут тоже раздолье — созданные искусственные водоемы величиной чуть ли не в Нарочь. Имеются на территории пущи, которые привлекают путешественников. Появились водоемы, еще  разнообразнее стал  животный мир. Когда-то здесь водилось только два орлана-белохвоста, сейчас уже 10 пар насчитывается, а еще одна любит прилететь погостить тут из соседней Польши.

Ценность и значимость здешнего уголка природы   понимали даже  далекие предки. Уже в 14 столетии пущу объявили заповедной и установили запрет на всякую охоту. Позже запретили и рубку леса. И деревья за время запрета вымахали вековые. Во время Первой мировой войны немцы положили глаз на это богатство и для ее вывоза древесины построили сеть узкоколеек. Было в пуще до того почти полмиллиона деревьев-великанов. Осталось не больше полутора тысяч — это которые и охватом славятся, и высотой, и возрастом в несколько сотен лет. А возглавляет этот «ветеранский» ряд шестисотлетний дуб-великан. На стволе которого явственно видны  следы пилы. Говорят, как только английская компания, получившая концессию на вырубку древесины, попробовала  приняться за это дуб — с ней моментально разорвали контракт. А дуб уцелел и до сих пор дарит ежегодно обильный урожай желудей.

То  железное полотно немецкой узкоколейки давно  демонтировано, а насыпи и просеки теперь служат прекрасными дорогами для путешественников. Особенно для велосипедистов — в любой уголок, куда вздумается, можно спокойно добраться. Когда-то здесь прокладывали и специальные «царские» дороги — их бережно досматривали и никому постороннему ездить не разрешали. Сейчас от тех времен сохранились некоторые детали — императорский мост с историческими  вензелями, к примеру. Ездить и ходить по этим императорским шляхам сейчас уже никому не возбраняется.

И спустя 6 столетий Беловежская пуща является  одним из крупнейших лесных массивов равнинной Европы, сохранившийся практически в первозданном виде. Разве что по итогам Второй мировой войны пуща впервые была разделена по государственному принципу — часть отошла соседней Польше. В 2014-м вместе с территорией того польского участка пуща и была признана трансграничным объектом всемирного наследия Юнеско.

Здесь еще удобно смотреть диких зверей. Они тут в вольерах —  в хороших просторных условиях, туристов не чураются, привыкли, видать. Но кому повезет — можно наткнуться и на стадо зубров в натуральных условиях.

В ходе семинара его участники были направлены на экологическую тропу «Заповедная дубрава». Тропа протяженностью в два километра  проложена через места произрастания скального дуба, занесенного в «Красную книгу». Этот вид  распространен, в основном, в горах Средней Европы, а вот в нашей стране  встречается только в Беловежской пуще. Но на тропе можно не только дубы смотреть. Вдоль  расположены многие интересные объекты, связанные с историческим прошлым, с ходом освоения этого края: место выжига поташа, охотничьи штанды, установленные в месте огневых рубежей для  высокопоставленных персон, посещавших пущу, живописные роднички, где могли утолить жажду путники и обитатели леса, а также экзотические деревья: воротничковые сосны, гигантская сосна-великан, дуб, состоящий из трех сросшихся стволов.

На тропе и вокруг ее зубров мы нигде не встретили — у них сейчас такой период, что предпочитают прятаться  в чащобах и на людные места особо не выходить.

Кстати, сама заповедная пуща не такая уж и безлюдная. Она разбита на 17 лесничеств, которые ее обслуживают. А это 17 небольших деревень, где обитают работающие в пуще специалисты и  лесники. Правда,  школы  нет ни в одном поселке — ребятню на автобусах возят в Каменюки, на центральную усадьбу.  Детишкам из самых дальних точек для этого приходится вставать ни свет ни заря. Но не ропщут — привыкли.

Беловежская пуща имеет много регалий — больше, чем какая-либо другая заповедная территория Европы. И многих редких представителей флоры и фауны можно встретить только здесь. Средний возраст деревьев насчитывает под сотню лет, но есть и старожилы, прожившие полтысячелетия и более.

До прошлого года Беловежская пуща позиционировалась как природный объект Всемирного наследия. Однако сейчас этот  лес стал  заявлять о себе  и как объект культурного значения. Здесь открыли и предъявили публике весьма интересный исторический аспект. На территории пущи археологами и историками  выявлено более 200   древних стоянок, где когда-то жили люди. Заповедные места и позволили им довольно  хорошо сохраниться.

Для археологов эти места сейчас словно наглядная лаборатория, где они могут работать, слой за слоем вскрывать пласты истории. Но нашлись инициативные люди, кто решил сделать эти лаборатории доступными широкой публике. В том числе и для массового туризма.

И сейчас в туристическом мире Беловежская пуща считается не только уникальным уголком реликтового леса. Это еще и место многочисленных памятников археологии, селищ Каменного века, городищ Бронзового. С прошлого года на месте некоторых  древних стоянок в пуще стал функционировать Археологический музей под открытым небом. Пока он   представлен тремя экспозициями, отражающими историю белорусских земель в период от бронзового века   до раннего средневековья.  Воссоздано  городище — укреплённое поселение, наглядно демонстрирующее особенности тысячелетней истории жизни и быта древних людей, населяющих в то время территорию Беларуси, их тогдашнюю материальную и духовную культуру. Внутри городища реконструированы  жилые и хозяйственные постройки того периода. Для  строительства использовалась древесина из пущи, все работы выполнялись вручную, чтобы максимально соответствовать историческим оригиналам. В интерьерах музейных жилищ воссоздан быт предков, представлены вооружение, предметы охоты и рыболовства, собирательства, ремесел.

Воссозданные жилища и хозяйственные сооружения  дают наглядное представление о приемах домостроительства того времени, существующих орудий труда, ассортименте гончарных изделий, возникновении различных  промыслов. И сделано все тут довольно шикарно, объемно, масштабно и на взгляд даже самых строгих специалистов — весьма достоверно. Древнее поселение и сооружено точно  на историческом месте  — на городище железного века, обнаруженного археологами невдалеке от центральной усадьбы в Каменюках.

 «Вообще-то эту идею мы принялись продвигать с 2007 года, когда начали проводить здесь археологические исследования. История Беларуси очень древняя, богатая, уникальная, но, к сожалению, о самых ее древних периодах очень мало наглядного представления. Музей, который создается в пуще при сопровождении нашего института, активном участии НАН Беларуси, имеет огромное значение в деле популяризации нашей самой древней истории», — отмечал во время открытия музея тогдашний директор Института истории НАН Беларуси Вячеслав Данилович (недавно назначен ректором Академии управления при Президенте Республики Беларусь).

Поселение древнего человека, обнаруженное в пуще, было расположено в пойме реки Правая Лесная вблизи деревни Каменюки. К нему от главного входа в национальный парк сейчас ведет насыпная дорога, которая затем переходит в деревянную мостовую, проложенную над заболоченной низиной. Тропа приводит в укрепленное городище, окруженное со всех сторон рвами с водой, со сторожевой башней, увенчанной частоколом деревянной стеной и десятиметровыми входными воротами.

Древнегерманское подворье железного века представлено воссозданным жилищем и кузней вельбарской и пшеворской археологических культур (II-IV век н.э.). Дает детальную информацию о легендарных древних готах, кочевавших в первых веках нашей эры от побережья Балтики к Черному морю, но оставивших заметный след как в истории белорусских земель, так и всей Европы. На подворье демонстрируется воссозданное по археологическим данным жилище с богатой внутренней экспозиций с керамикой, вооружением, одеждой. Славянское поселение раннего средневековья представлено пятью разновременными подворьями, отражающими историю появления ранних славян на территории Беларуси, их быт, воинское дело, методы ведения земледелия и животноводства, различные ремесленничества и промыслов. Это заключение специалистов. А туристы просто в восторге.

Чтобы обойти все музейные площадки, которые уже существуют, полдня нужно потратить. А ведь работы  еще не закончены, готовятся новые точки и новые экспонаты. Работы осуществляются под контролем ученых Академии наук и неравнодушных специалистов. Поэтому даже в мельчайших деталях не «халтурят», получается весьма достоверное.

Теперь  музей представляет 3 экспозиции, отражающих историю белорусских земель от бронзового века (I тысячелетия до н. э.) вплоть до раннего средневековья (X век н.э.): «Городище позднего бронзового, раннего железного века»; «Древнегерманское подворье железного века»; «Славянское поселение раннего средневековья». Предполагается, что после завершения всех работ  музей будет состоять из семи комплексов, которые сумеют отразить особенности развития материальной и духовной культуры западных регионов Беларуси всех исторических периодов от каменного века до Средневековья. 

Но уже и сегодня можно считать, что перечень отечественных туристических достопримечательностей страны пополнился еще одним масштабным объектом, подобных которому у нас еще не было  — впечатляющим  по содержанию, размаху и направлению. Новый археологический музей на Брестчине решает  целый ряд различных функций. В первую очередь это просвещение, обучение истории. Вторая задача — новые возможности для отечественной археологии, поиск новых артефактов. Кроме того, это еще и оригинальный туристический объект, который привлечет туристов как из нашей страны, так и из-за рубежа. Посмотреть, как жили наши предки 1,5 — 2 тысячи лет назад. И откуда пошли современные белорусы.

 Думаю, что уроки по древней истории на музейной базе для школьников  тоже будут  весьма уместны в Каменюках. Билет на посещение музея сейчас стоит восемь рублей. Детям — наполовину скидка. В прошлом году Национальный парк принял 570 тысяч туристов.

На следующий день участники посетили уникальный образец военного оборонительного зодчества, давший название самой пуще — башню в Каменце, прозванную Белой вежей. Хотя исторически белой она вроде никогда и не была. Её белили только в 1950-х годах. Но позже всё же с помощью промышленных альпинистов вернули ее изначальный кирпично-красный цвет. На сегодня это единственная башня волынского типа, сохранившаяся на земле. Хотя в свое время активно возводили их и в Бресте, Гродно, Полоцке, Турове, во многих местах в Украине. Но они  нигде до наших дней не уцелели. А вот в Каменецком районе стоит одна,  цела-целехонька. Сооружали ее вместе с деревянной крепостью в конце XIII века. Поэтому все в ней дышит историей. Буквально рядом с башней стоит обычная городская школа, и снующая на переменке местная детвора не обращает на уникальный исторический объект никакого внимания, они привыкли. А вот гостям Вежа интересна. Деньги за ее посещение плюс рассказ экскурсовода берут весьма небольшие. Сверху — отменная смотровая площадка, с которой хорошо проглядываются Каменец и его окрестности.

Далее путь вел нас в Ружаны к Ружанскому дворцовому комплексу, великолепному памятнику архитектуры XVIII века в стиле позднего классицизма. Его часто называют «Белорусским Версалем», он и возводился по подобию  дворца под Парижем.

В  музее,  фонд которого насчитывает 1510 предметов, можно узнать немало интересного о судьбе замка и его владельцев. Как прошлых, так и нынешних — разбросанных по всему миру, но с которыми, невзирая на их громкие титулы,  можно запросто связаться по «Фейсбуку». Наиболее ценными экспонатами являются печать XVII века с фамильным гербом «Лис»; оригинальный деревянный гербовый картуш конца XVIII века, подсвечники; каминные часы 1870-х годов в стиле ампир, терпеливо ждущие талантливого мастера, который мог бы вновь вернуть им ход, набор французских кресел с гобеленовой обивкой и бельгийский мебельный гарнитур XIX века; французские сюжетные парные вазы XVIII века, древний саксонский и баварский фарфор.

Сейчас реставрируется строение бывшего театра и манежа. Медленно, но весьма неплохо. Только  кто выбрал для покраски фасада режущий глаз явно  «не сапеговский» цвет -этим вопросом задается  почти каждый  турист.

И если нет чувства усталости на историческом пути, то маршрут можно продолжить до  Коссова. Не до того, что на Балканах, а в наше белорусское — под Ивацевичами. Там  находится единственный   в Беларуси дворец стиля английской неоготики - дворец Пусловских. Это было не просто красивое строение,  все его части несли свою смысловую нагрузку. Каждая башня олицетворяла определенный месяц. Два с половиной дня в году солнце полностью освещало каждый дворцовый покой и, согласно легендам, к этому моменту его ярко наряжали. А по ночам во дворец приводили льва, который гулял свободно — и поэтому дворцовых воришек тут вовек не знавали. И под землёй, мол, был устроен  тайный проход до Ружан. Хотя для этого, наверное, всех современных мировых  метростроевцев со всей их техникой  не хватило бы.

Рядом с дворцом — музей-усадьба Тадеуша Костюшко.  Где и в подвалы разрешают заглянуть. Дом не оригинальный, восстановленный заново, но дух истории передает убедительно.  Обставлен мебелью XVIII-XIX веков,  интерьер хранит дух эпохи. А у входа установлен  памятник нашему знаменитому на весь мир  земляку. Он единственный в стране. И сооружался на частные пожертвования.

Этот вроде знакомый маршрут по известнейшим  точкам Брестчины сейчас сулит немало открытий. Поэтому  прокатиться по нему того стоит.

Фото автора.

подписка

Подписка оформлена! Ждите наших новостей

Навстречу Токио

Не боясь «мясорубки»

Павел Мудрагель: ложка дорога к обеду