Владимир ШАНТАРОВИЧ: главное – “родить” результат

С тех пор как в сентябре отгремели фанфары после очередного успеха на чемпионате мира, белорусские гребцы  ушли в тень. Но отнюдь не для того, чтобы почивать на лаврах. Побывав на прошлой неделе в Мозыре, где базируется наша мужская сборная байдаристов, корреспондент «СП» лично убедилась, что подопечные Владимира ШАНТАРОВИЧА вовсю готовятся ко II Европейским играм.

Фото автора

 

— Февраль, как и март — апрель – это сердце межсезонья, — подчеркнул Владимир Владимирович. – Первый этап подготовки был посвящён наработке аэробного компонента, второй – силового. Сейчас в Турции займёмся специальной подготовкой на воде. Затем проведём там ещё один сбор. И – в бой.

— Один из ваших звёздных учеников Вадим Махнев завершил карьеру и, как я понимаю, пробует себя в роли тренера?

— Да, совсем недавно он начал работать с молодёжью. Ему нужно созреть, пополнить свои знания. Как минимум пару лет на это уйдёт. Говорить о том, что он станет моим преемником, считаю, рано. Сегодня мне помогают и другие в прошлом сильные гребцы – олимпийский чемпион Пекина Алексей Абалмасов и Виталий Гуд, работающие соответственно с юниорами (до 18 лет) и андерами (до 23-х). А кто из них сможет и захочет взвалить на себя и массу оргвопросов, время покажет.

— Его ровеснику и многолетнему  напарнику по двойке Роману Петрушенко удаётся выдерживать конкуренцию с этой самой молодёжью?

— Как показывают результаты тестов, да. Он призван также помочь родить результат, для чего, как мы не раз с вами писали, нужно истязать себя и получать от этого удовольствие. Что касается специальной выносливости, то Роман по-прежнему входит в тройку лидеров. Никого нового у нас здесь не появилось, готовятся всё те же Олег Юреня, Виталий Белько, Павел Медведев, Никита Бориков, Игорь Бойчевский и Петрушенко. Всего же готовится 13 байдаристов и рядом с ними ещё восемь молодых.

Роман ПЕТРУШЕНКО. Фото автора

— Юреня в последние годы зимнюю подготовку предпочитал проводить вне сборной…

— Ничего плохого я в индивидуальной работе не вижу. Обходишься без внутренней конкуренции – ради Бога. Такой путь тоже имеет право на успех. Это и ответственность своя. И, если делаешь какие-то записи, анализируешь их, возможность стать в будущем неплохим тренером. Вы слышали, как я задавал парням вопрос: чего от них можно ждать, если не бегут, не поднимают, не плывут? А ведь их подготовка полностью оплачивается государством. Поэтому постоянно напоминаю, что они обязаны родить результат. И не важно, самостоятельно это сделают, или, работая в сборной.

— Первый этап подготовки, как всегда, провели в Приднестровье?

— Да, осенью отработали там один сбор и в декабре выезжали на 18 дней в Турцию. Старались максимум внимания уделить техническому исполнению, чтобы по возвращении домой спортсмены могли заняться наработкой специальной силы на Ефремовских и тренажёрах «данспринт», «сокол», а также укреплением связок, кистей, функциональной диагностикой. Регламентированная работа на «данспринте» — это, по сути, та же работа на воде. Главное – не отбывать номер, а выполнять её правильно, с определённой скоростью.

— Совсем недавно вроде группа ваших подопечных по старой памяти выезжала в Белоозёрск?

— Да, на днях вернулись. Это была инициатива «тысячников», которую я поддержал. Большие скорости там не покажешь. Ведь, пусть канал и тёплый,  воздух-то холодный, а значит, приходится одевать на себя много одежды. Мы там в своё время начинали закладывать базу. Сейчас ребята захотели вспомнить ощущение воды. Посмотрим, что это даст. Они, кстати, с Махневым там работали.

— У кого-то из молодёжи наметился прогресс?

— Что-то начинает вырисовываться у чемпиона Юношеских олимпийских игр и победителя юниорского первенства мира 20-летнего Стаса Дайнеко. Только-только начинают подавать признаки жизни победители прошлогодних первенства мира Владислав Литвинов и первенства Европы — Кирилл Смоляник, Антон Новак. Но когда они по-настоящему заявят о себе, пока сложно сказать. Какое-то время Стас стоял на месте, а сейчас начал прогрессировать. Причём дело не в том, что научился переваривать предлагаемые нагрузки (с этим он и раньше справлялся). Он психологически перестроился, отказался от поиска бредовой лёгкости. В 17 — 18 лет он уже был бородатым, опережал сверстников по своему развитию, теперь же сравнялся с ними. Но главное, он может терпеть: на дистанции ничего, кроме финишного створа, не видит.

— Не могу не спросить и о том, как дела у нашего трёхкратного чемпиона мира в каноэ-одиночке Артёма Козыря?

— Я внимательно слежу за ним. Он очень серьёзно работает с личным тренером Геннадием Лисейчиковым в Минске. И Глеб Солодуха рядом с ним конкуренцию создаёт.

Павел МЕДВЕДЕВ. Фото автора

 

— С одной стороны, под Козыря в программу Европейских игр пробили дистанцию 200 м, а с другой, нынче уже нужно завоёвывать олимпийскую лицензию в Токио на «тысяче». Реально ли ему решить эти две, можно сказать, полярные задачи?

— Скорее нет, чем да. Если не выиграть, так, по крайней мере, завоевать медаль в своей «коронке» на домашнем континентальном форуме Артём может. А отобраться на Олимпиаду на «тысяче» будет проблематично. Увы. Перестроиться на неё со спринта слишком непросто. Артём пробовал это сделать. И я вижу, что даже с его психологией и мотивацией, это почти нереально. Уже, кстати, поговаривают о возможном возвращении зрелищной «двухсотки» в олимпийскую программу. Если конгресс ICF примет такое решение, тогда у Козыря появится шанс. В последнее время он очень вырос и технически, и в силовом компоненте, он знает, как развивать спринт. Вот из него, на мой взгляд, в будущем может получиться хороший тренер. Но пока ему рано уходить из спорта. Ничего страшного, что не попадёт в Токио. Есть неолимпийские номера программы, где он может стать 10-кратным чемпионом мира. И каждый раз будет звучать гимн страны, и подниматься национальный флаг. Подготовка, конечно, будет строиться под олимпийскую программу. Но, думаю, и под него найдём копейку.

— Другой наш каноист-одиночник Максим Петров, слышала, работает с женской группой байдарки?

— Он решил устроить битву с самим собой, но рядом с женской сборной. Геннадий Галицкий дал добро на оказание ему тренерской помощи, не вникая в нюансы. Как я, в своё время работая с Козырем, не касался деталей технического исполнения. Надеемся, их сотрудничество выльется в определённую прибавку. Максим прошёл педагогическое тестирование без газоанализа. Предполагаемый его результат – 4.04. В процессе подготовки нужно ещё сбрасывать порядка 15 секунд. Явного прогресса я не увидел. Но, может быть, та же смена обстановки, коллектива спортсмену пойдёт на пользу. Он однозначно конкурентоспособен. Главное – чтобы не заблудился. В каноэ жесточайший отбор. Для завоевания олимпийской лицензии в одиночке, нужно заезжать на  чемпионате мира в пятёрке. В 2020-м на европейской регате доберутся ещё две лодки и на этапе Кубка мира – ещё одна.

— Нынче в стартах кубкового розыгрыша планируете участвовать?

— Нет, они не сочетаются с Европейскими играми, на которые делаем ставку. Поэтому перед ними проверим свою готовность только в Кубке и чемпионате страны. И затем сосредоточимся на подготовке к лицензионной планетарной регате.

— И какую задачу ставите на Европейские игры?

— Нацеливаемся на пять медалей.

Расставить акценты

Перед тем как отправиться в турецкий Белек, на одной из последних домашних тренировок было проведено тестирование ведущих спортсменов с газоанализом на специальном гребном тренажёре. С его помощью определяли аэробный и анаэробный пороги, максимальные потребление кислорода и частоту сердечных сокращений. Перед этим, как рассказал Владимир Шантарович, срезали психологический фон – с каким настроением гребец пришёл на тренировку, как он размялся и сел грести:

— Определяемый порог должен соответствовать прокату, темповым характеристикам, коэффициенту техники и скорости ПАНО. Режим аэробного компонента у нас все благополучно освоили. Следующий этап — прохождение в режиме аэробной мощности, когда из-за нехватки кислорода происходит процесс закисления мышц, и организм пытается приспособиться к этой скорости. Энергетическая стоимость здесь равна 6 — 7. И, наконец, третье прохождение – в режиме максимальной мобилизации. Если прежде правильно не проработать мощность, спортсмена хватит лишь на две минуты, у него рано начнутся процессы закисления, пульс будет за 200 ударов в минуту. В зависимости от показанных скоростей мы понимаем, вырос спортсмен по сравнению с прошлым годом, стабилизировался или топчется на месте. И какие коррективы необходимо внести в его подготовку, что нужно развивать.

Полученные данные позволяют также определить тех, кто способен работать в режиме гликолиза – в среднем и коротком спринте, а также аэробной мощности – тысячников. Иными словами, сегодня нужно правильно расставить акценты, чтобы управлять скоростью, гребками, мощностью приложения усилий. Мы годами это нарабатываем. И приходим к пониманию, что многим, хотя они могут быть рослыми, с хорошими антропометрическими данными, в силу разных причин не дано подняться выше студенческого или уровня чемпионата Беларуси. В последнее время нередко в национальную команду приходят люди, которых всему нужно учить заново. Под школой любого вида понимается фундаментальная, многогранная подготовка. Если попадётся такой гений, который бежит, плывёт, гребёт, из него будет толк. А порой всё может сойтись, кроме психологии, и действительно талант не сможет раскрыться.

1 125 просмотров