Денис РУТЕНКО: с молодости «дед»

Для правого крайнего сборной Беларуси и минского СКА нынешнее межсезонье выдалось по-своему уникальным. Здесь и переход в столичный коллектив после пятилетнего пребывания в Бресте. Здесь и возвращение на площадку после почти годичного простоя из-за травмы. В общем, тем для интервью с Денисом РУТЕНКО хватало.

Во время ожидания собеседника после окончания тренировки «армейцев» встретила Игоря Папругу. «Игроки злые выходят?» — спросил у меня рулевой СКА. На мой утвердительный кивок Игорь Николаевич, улыбаясь, ответил: «Сегодня мы хорошо поработали». Разумеется, с этой темы я и начала беседу с новичком «армейцев».

— И как часто команда выходит из зала злой?

— Не скажу, чтобы злой… Но, когда тренировка длится два с половиной часа, естественно, это не радует. (Улыбается.) В принципе, я даже отвык от двухчасовых тренировок. Во время предсезонки подобное расписание вполне нормально. По ходу сезона в других клубах привычно работать над тактикой полтора часа. В СКА по-другому — минимум два.

— Ещё не пожалели, что перешли в «армейский» клуб?

— Нет, я же понимал, куда шёл. В первую очередь я доволен тем, что нахожусь дома. Выступать в любимом городе в хорошей команде — это не может не радовать. Конечно, если бы в СКА были поменьше нагрузки — было бы вообще хорошо. Но мы понимаем, что в команде много выносливой молодёжи. В таком случае «старикам» приходится подстраиваться под молодых.

— Как приняли в коллективе?

— Я бы удивился, если бы плохо. (Смеётся.) Конечно, всё хорошо. В СКА  много ребят, с которыми давно знаком ещё со времён сборной. Первое время даже ловил себя на мысли, что приехал на сбор национальной команды. Разумеется, в коллективе все понимают — я долго восстанавливался после травмы и пока ещё не могу показать максимума. Мне дают возможность восстановиться, адаптироваться к нагрузкам и постепенно показывать все свои лучшие качества на площадке.

— Изначально хотела спросить, как вам выступать среди такого количества молодёжи. А потом подумала, что при наличии Шиловича, Никуленкова, Бровко, Кишова, тех же Камышика и Ушала — так вопрос уже нельзя ставить…

— Да, подсобралось «ветеранов». (Улыбается.) Все уже привыкли к определению, что СКА — это молодая команда. Впрочем, и сейчас 18 — 20-летних ребят в наших рядах хватает. Но так даже интереснее. Когда в клубе много «стариков», на тренировках начинается цепная реакция. К примеру, у одного заболело — сказал: «Не могу»! Второй услышал — поддержал, так и пошло по цепочке. Когда же в команде преобладает молодёжь, тогда, наоборот, старшие стараются не отставать. Тебя молодые стимулируют и подстёгивают. Надолго, конечно, такой мотивации не хватает, но так работать интереснее.

— Значит, не «старички» гоняют молодёжь, а наоборот?

— Нет, молодёжь нас не гоняет. Нас тренер гоняет, а мы — молодых. (Улыбается.)

— В субботнем матче против «Машеки» в одном из эпизодов вы выступили в борьбу за мяч, даже не думая поберечь себя. Сергей Шилович с трибун похвалил, крикнув вам: «Браво, дед!»

— К слову, дедом меня называют с молодости, а не из-за возраста.

— Почему?

— Старая история, со времён минского «Динамо». Под руководством Сергея Бебешко на предсезонке у нас были очень тяжёлые тренировки. Мне трудно давался бег в самом начале занятия. Первые пять минут болели все мышцы, тела не чувствовал. Передвигался, как старый дед. С нами тогда играл Ларик (Сергей Онуфриенко. — Прим. «СП»), который как-то крикнул: «Давай быстрее, дед!». С тех пор и пошло-поехало…

— Иван Бровко рассказывал мне в интервью, что в «Динамо» существовали штрафные санкции, а кассой заведовал Максим Бабичев, которому проштрафившиеся игроки сдавали деньги. Чаще всего это делали вы — из-за опозданий…

— Я теперь семейный человек — подобным больше не грешу. Когда был молодым, любил поспать подольше, из-за чего опаздывал. Сейчас уже нет такого. Могу в выходной день пролежать в кровати максимум до десяти утра. В молодости — до часу дня спокойно спал.

— Вы почти год восстанавливались после травмы колена. Как себя ощущаете на площадке?

— Получаю колоссальное удовольствие от того, что начал играть. Тренировки по индивидуальной программе на протяжении года очень угнетали. За это время лишний раз убедился в том, что командный вид спорта — это моё. Безусловно, пока я далёк от своей оптимальной формы. Проблемы с коленом ещё не ушли. С момента старта предсезонки до последнего не понимал, когда смогу заиграть. Колено болело. Тренировался на противовоспалительных, порой превозмогая боль. Для себя решил: я уже столько перепробовал за год восстановления, что остаётся только терпеть и ждать. Лишь последние дней десять стал чувствовать себя немного лучше. Положительный сдвиг есть — это радует и даёт стимул.

— Пресс-служба БГК сообщала, что предположительные сроки вашего  восстановления — три месяца. Однако в итоге вы выбыли на весь сезон, и о ходе вашего восстановления нигде не было сказано ни слова…

— Никто из журналистов и не интересовался. Естественно, и медицинский, и тренерский штаб БГК были в курсе моего состояния. По сути, через три месяца после операции я начал тренироваться, мне уже давали большие нагрузки. Но по ощущениям понимал: ещё рано. Помню, как занимался в полную силу в основной группе, и в один момент, непонятно, из-за чего, мне стало хуже. Появились боли, которые не давали возможности побежать или прыгнуть. Почему это произошло, никто не понимал. Разговаривали с оперировавшим меня врачом, который сказал, что в таком случае  восстановление должно занять полгода. В итоге — никаких сдвигов. Делали МРТ, общались с разными докторами. Но по снимкам всё хорошо, а по ощущениям боль в колене всегда присутствовала. Повторюсь, лишь последние десять дней она начала понемногу уходить.

— В 2015 году вам делали операцию на связках и мениске в Барселоне. На этот раз в Литве?

— Да, на том же колене. Помимо мениска были проблемы ещё и с хрящом, из-за которого длится такой долгий процесс восстановления.

— А почему на этот раз вас оперировали в Литве?

— Это решает не игрок, а клуб. В БГК гандболистов в основном оперируют в Каунасе. В 2015 году в Барселону меня отправили по настоянию Сергея Бебешко. Хочу поблагодарить его за это. Через моего брата Сергея был выход на доктора в Барселоне, который большой специалист в этом деле. Клуб хотел отправить меня в Литву, но Сергей Васильевич тогда настоял на том, что испанскому специалисту он доверяет больше. В этот раз никто ни на чём не настаивал и меня оперировали в Каунасе. Признаться, если бы была серьёзная травма, я бы просил, чтобы меня вновь отправили в Барселону. Казалась, характер повреждения был не настолько серьёзный. Врачи изучали снимки и ничего страшного в них не видели. Решили, что плановую операцию можно сделать в Каунасе. Но оказалось, что всё не так просто.

— После операции в 2015 году вы говорили о том, что в БГК вам дали понять — спокойно восстанавливайся, мы на тебя рассчитываем. На этот раз было также?

— Бебешко тогда очень сильно настаивал на том, чтобы по срокам я был в строю. На этот раз вообще никаких проблем не было. Никто на меня не давил: болит — не тренируйся, не болит — приходи. Когда я покидал Брест, то поблагодарил клуб за то, что меня не торопили, а давали возможность спокойно восстановиться. Это очень приятно, потому что бывают такие ситуации, когда на снимках проблем не видно, но у игрока боль не проходит, а его всё равно заставляют играть.

— За пять лет вашего выступления в Бресте командой руководили Желько Бабич, Сергей Бебешко, Маноло Каденас и Рауль Алонсо. Какие остались впечатления от этого времени?

— Они абсолютно разные тренеры. Всегда интереснее работать с разными наставниками. В этом случае ты получаешь гораздо больше опыта. С Каденасом и Алонсо мне особо и не довелось поработать. Многому научил Сергей Бебешко. Многое дал и Желько Бабич. Всё это хорошие рабочие моменты, которые помогают игроку расти.

— Наметилась тенденция, что опытные игроки БГК переходят в СКА…

— Дело в том, что в Беларуси у клубов, помимо Минска и Бреста очень плохое финансовое положение. Естественно, никто из гандболистов за бесплатно или коврижки играть не будет. Слава богу, что есть возможность сыграть за СКА — выступать в Минске и получать удовольствие от гандбола, при этом неплохо зарабатывать. Понятно, что это совсем разные деньги по сравнению с Брестом. Однако у тех же Никуленкова и Шиловича были и есть предложения выступать за границей  за гораздо большую зарплату, нежели предлагает СКА. Я думаю, в силу того, что у ребят семьи, детям идти в школу, они не хотят куда-то срываться и уезжать. У меня же ситуация совершенно иная. Если бы СКА не предложил мне поиграть, чувствую, я бы вообще завязал с гандболом. Возникали ситуации, когда я не понимал, смогу ли восстановиться и вновь выступать. Поговорил с Андреем Викторовичем Крайновым, и, слава богу, мы решили рискнуть. Я очень рад и благодарен СКА за то, что мне дали возможность попробовать здесь заиграть.

— С Игорем Папругой вы давно знакомы по сборной. В роли главного тренера СКА Игорь Николаевич изменился?

— Часто бывает, когда вторые тренеры дорастают до главных, они становятся более строгими, много кричат. Игорь Николаевич остался тем же спокойным человеком, с которым всегда можно договориться и прийти к какому-то компромиссу.

— В воскресенье состоится матч с БГК…

— Моё мнение, наша команда ещё не на сто процентов готова. И матч  с «Машекой» это показал. Нам нужно многое исправлять. С другой стороны, БГК сейчас также не в самой оптимальной форме. За счёт этого мы можем надеяться на положительный результат. Но я уверен, что чуть позже мы будем играть гораздо лучше. Надо ещё немного времени.

— Болельщики надеются, с такой компанией «сборников», которая собралась в СКА, команда должна пошуметь…

— Со стороны это так и выглядит. Но в тренировочном процессе и на площадке всё намного сложнее. Новичкам всегда нужно время, чтобы сыграться. Понятно, что многие игроки СКА выступают вместе в сборной, но тактика команд немного разнится. К тому же если в национальной команде молодые гандболисты выходят подыгрывать первым номерам, то в клубе на основных ролях молодёжь, а мы уже на подмоге. Уровень взаимоотношений на площадке между «стариками» и молодёжью строится тяжело. Ещё есть моменты, когда мы друг друга не понимаем. Это надо наладить. Ко всему неожиданно выявились проблемы, которых раньше не было. Но, я уверен, всё наладится. Повторюсь, необходимо ещё немного времени. Поэтому предстоящий матч с БГК я, как и все, жду с большим нетерпением и интересом, но, думаю, свои лучшие игры мы покажем чуть позже.

Фото: meshkovbrest.by, ska-minsk.by, Сергей Козельский («СП»)

881 просмотров