Виталий Сенько: не навреди

Не только популярная, но и точно характеризующая работу врачей заповедь «не навреди» – теперь жизненное кредо заслуженного тренера СССР и БССР по самбо, мастера спорта СССР, судьи международной категории Виталия СЕНЬКО, недавно отметившего свой 80-й день рождения.

Фото Сергея Козельского

 

Всегда энергичный и жизнерадостный, доцент кафедры спортивной борьбы Белорусского государственного университета физической культуры не устаёт делиться своим бесценным опытом с новым поколением. Виталий Минович не хуже любого хирурга владеет искусством спасать жизни, помогая неокрепшим умам сделать правильный выбор на своём пути. А лучшим доказательством профессионализма мастера по самбо является его собственная история.

Большую роль в становлении Виталия Миновича как спортсмена, а в будущем и тренера, сыграл его наставник Владилен Жогин, приехавший в 1953 году из Ленинграда. Сенько, выросший в одном из криминальных районов Минска – Автозаводском, было всего тринадцать лет, когда он понял, что занятие самбо станет не просто временным увлечением. А самоотдача и энтузиазм наставника только подкрепляли интерес юноши к этому виду единоборства.

– Наверное, когда-то порученное вам задание тренировать набранную Жогиным группу самбистов стало определяющим в вашей жизни?

– Я как-то в одной из статей наткнулся на предложение «Я счастливый человек» и понял, что могу себя таковым считать. Очень благодарен судьбе за то, что она свела меня с Владиленом Николаевичем. Храню фото на память, на котором он оставил надпись: «Удачному спортсмену от неудачного тренера». В 1955 году Жогин открыл секцию самбо при Институте механизации и электрификации сельского хозяйства. Спустя три года упорных тренировок он закрепил меня за секцией в Автозаводском районе. С того момента стал так называемым «играющим» тренером, а ученики, будучи на несколько лет старше, обращались ко мне исключительно по имени и отчеству. Вот так в семнадцать лет я стал Виталием Миновичем.

– Практика с юного возраста дала свои плоды…

– Да, всегда и везде был лидером. Получил звание заслуженного тренера республики в 27 лет, чем сейчас может похвастаться не каждый молодой человек. Стал первым судьёй международной категории и председателем федерации самбо. Позже было принято единогласное решение сделать меня, неоперившегося ещё птенца, ответственным отдел борьбы в тогдашнем Совете спортивных обществ и организаций БССР.

– Наверное, у такого талантливого во всём человека в день юбилея телефон просто разрывается от звонков с поздравлениями. Кстати, какой подарок стал для вас приятным удивлением?

– Наверное, катана, подаренная друзьями каратистами. Было время, когда становление японского единоборства как вида спорта не обошлось без моего участия. Помню, как при мне сборная команда Белорусской ССР стала первой на чемпионате Советского Союза. Казалось бы, вид спорта, который не рассматривался как превалирующий в системе развития, а какой результат дал! Хорошо помню Андрея Вилькина и Леонида Лущика. Приятно, что они не забывают обо мне.

– Вы никогда не боялись принять вызов и, выражаясь современно, выйти из зоны собственного комфорта. Но если бы не спорт, то что?

– Стал бы профессиональным музыкантом. В 1957 году во время службы в армии играл в духовом оркестре Краснознамённого Белорусского военного округа. Тогда приходилось совмещать тренировки с игрой на валторне. За три года успел выступить шесть раз на параде, а как-то раз ставил танец для ансамбля из Могилёва, демонстрируя приёмы из самбо.

– Думаю, в танце они выглядели безобидно и точно не принесли никому вреда. А требовала ли от вас судьба показать приём в обычной жизни?

– Никогда не искал приключений и был примерным парнем. Но бывали отдельные случаи, в которых приходилось показать то, что представляю собой.

– Примерное поведение – главная черта ваших учеников?

– Уважение – это первый пункт, который должен быть присущ спортсмену. Говорю в первую очередь об уважении к окружающим. Ведь если будет повод говорить о вас со стороны с гордостью, то самоуважение обязательно придёт.

– Что думаете насчёт фразы «Ученик превзошёл своего учителя»? Случались ли с вами ситуации с таким исходом?

– Был довольно техничным атлетом, никогда не стремился, будучи тренером, к спортивным титулам. Невозможно было тренировать и заниматься одновременно самому – трудная задача.

– Не менее сложно готовить выдающихся спортсменов страны…

– В тренерской работе прекрасно чувство благодарности: приятно, когда при встрече твои бывшие ученики напоминают о том, что был для них как второй отец. Когда тебя называют близким и родным человеком, это дорогого стоит. В целом радуешься, что можешь что-то дать будущему поколению. Надеюсь, помог им определиться в любой сфере деятельности, с которой их связала судьба. Не жалею, что стал тренером. И уж точно не жалею, что стал хорошим тренером.

– Много на вашей памяти примеров той самой благодарности?

– Ученики всегда помнят обо мне. Могу с уверенностью сказать, что добро, которое ты даёшь другому человеку, обязательно возвращается.

– Думаю, для многих вы стали своего рода кумиром. А в вашем случае был человек, на которого вы равнялись?

– Могу сказать, что лишь выделял талантливых людей.

– Способность заряжать спортсмена — заслуга тренеров или собственная мотивация?

– Мотивация зависит от человека. Можно сколько угодно соль называть сахаром, но слаще она не станет. Если ты не намерен себя совершенствовать, ничего не получится. «Должен быть лучше» – вот то внутреннее требование, выделяющее чемпиона.

159 просмотров