Мисс трудолюбие

Будущую первую ракетку мира я впервые увидел лет девять назад. Моя дочь тогда начинала заниматься теннисом, а на соседнем с её группой корте отрабатывала подачу девушка. Ничего примечательного в ней не было, как говорят, в таких случаях, обычный человек. Но что-то постоянно заставляло меня переключать на неё внимание.

Что, понял спустя некоторое время. Возле корта собралась довольно большая, сейчас уж и не вспомню из скольких человек, группа. Не удержался и спросил у проходившего знакомого тренера: а кто это такая, почему к ней столько внимания? «Ты разве не знаешь?» — на его лице было плохо скрываемое удивление. — Так это же Азаренко!» Фамилия ни о чём не говорила, поэтому позволил себе наглость поинтересоваться: «И что в ней такого, что я должен её знать?». «Собственно, пока ничего, — услышал в ответ, — но лет через десять она может стать лучшей на планете». Спорить со специалистом не стал, себе дороже. Про себя же подумал: мало ли их было, кому выдавали по молодости щедрые авансы. Прошло меньше отпущенного моим собеседником срока, и Азаренко действительно оказалась на вершине мирового рейтинга, чего никогда не случалось в теннисной истории Беларуси.

Кто-то считает, что Виктории повезло. Но что значит повезло? В том, что её заметили спонсоры и помогли на начальном этапе становления, заслуга прежде всего самой Азаренко. Знаете, когда мысли о правильности выводов про будущую приму начали заполнять мою голову? Лет за пять до того, как она стала первой ракеткой планеты, когда узнал, сколько часов проводит Виктория на корте ежедневно, чтобы стать сильной теннисисткой. Трудолюбие — это то слово, которое наиболее точно даёт ответ на вопрос: почему же пришедшая в семилетнем возрасте в теннис девчушка была замечена и поддержана располагающими большими финансовыми возможностями людьми и спустя десять сезонов ворвалась в Топ-100 мирового рейтинга, а ещё через шесть стала в нём первой. Она пахала до седьмого пота в Минске, а затем в американском Скоттсдейле. За океан она, к слову, отправилась в четырнадцать лет, в 2003-м, и этот год считается началом её взрослой карьеры. Не случись в жизни Азаренко штатовского периода, скорее всего, не стала бы она той, кем стала. Благодарить за прыжок через океан она должна известного российского хоккейного голкипера Николая Хабибулина и его жену, подругу матери Азаренко. Они помогли юной белоруске избежать многих проблем на чужой земле, и она спокойно постигала премудрости тенниса. В Азаренко рассмотрели божий дар — талант. Ей пришлось трудно: другие условия, иные тренировки, другой уровень понимания тенниса, но вы же помните, какое опорное слово у победительницы конкурса «СП»? Старанию Азаренко позавидовали бы многие, она чуть ли не ночевала на корте. Не знаю, правда это или нет, но говорят, что несколько раз её чуть ли не силой уводили отдыхать. Впрочем, таким же жадным до тенниса был и Максим Мирный, который, как и Азаренко, открыл глаза многим мальчишкам на то, как нужно идти к достижению цели.

Осенью 2003 года Виктория впервые попробовала свои силы среди взрослых, сыграв в Израиле на нескольких турнирах-десятитысячниках. Тогда же пришла к ней и первая победа в паре с Ольгой Говорцовой. В следующем сезоне в активе Азаренко было уже несколько аналогичных соревнований, а ещё через год её увидели в Топ-300. Отметим, как рачительно подходили к карьере теннисистки те, кто с ней работал: никакого форсажа. Ведь сколько девушек обожглись на том, что играли в юном возрасте слишком много и часто. Белоруска постепенно продвигалась по рейтинговой лестнице, вскоре впервые преодолев сито квалификации на турнирах WTA. Она уже в двухсотке, а на её счету победы над игроками двадцатки и тридцатки. 2007-й она начала 96-й ракеткой планеты, и тогда о ней стали говорить как об одной из самых перспективных молодых теннисисток. Специалисты отмечали очень агрессивную игру Вики на задней линии с использованием глубоких и мощных ударов. Уже тогда бекхэнд Азаренко был столь же эффективен, как форхэнд, и даже более надёжен. А позже её визитной карточкой стал удар с лёту из центра корта. В 2009-м она сменила наставника, совершив чендж с Верой Звонарёвой. Той лучше от перемены не стало, а вот Азаренко впервые отобралась на итоговый турнир года WTA. С той поры белоруска неизменно находится в десятке лучших теннисисток. «Сэм не давил на меня. Он помог мне обрести мышление победителя, — считает Виктория. — Я сумела найти собственный путь развития и благодарна ему за наставления. Для молодого игрока всегда очень важен подобный опыт. Надо научиться быть самостоятельным, ведь на корте ракетку держишь ты, а не твой тренер. Никто не будет делать за тебя твою работу».

Но в 2011-м её карьера оказалась под вопросом: белоруска стала слишком много, на взгляд специалистов, играть, что привело к череде травм. Несколько раз она была вынуждена сниматься с матчей, даже начала подумывать о завершении выступлений, но, к счастью, вовремя вместе со своим тренером Сэмом Сюмиком приняла решение продолжать. Сделав паузу в выступлении и залечив болячки, Азаренко с началом 2012 года пошла на штурм вершины. «Я хочу быть первой!» — сказала она. Со старта Виктория выдала потрясающую серию из почти трёх десятков побед подряд, включая титул чемпионки Австралии. Она — первая! Но затем утратила это звание, чтобы вскоре его вернуть уже до конца сезона, который сложился для неё фантастически: несколько титулов на турнирах, «золото» и «бронза» Олимпиады в Лондоне. «У меня ещё много целей, — сказала Азаренко в конце осени. — И я знаю, как их достичь. Чувствую, для меня предела нет, и хотела бы с каждым шагом подниматься всё выше. Я трудолюбивый человек, такова моя природа».

Мы будем только рады за тебя, Вика. И остаётся поблагодарить Провидение за то, что в своё время, выбирая между теннисом и игрой на фортепьяно, она склонилась в пользу первого. Преподаватель, кстати, был уверен, что Азаренко может стать неплохой пианисткой. Возможно, мир и потерял «Рихтера в юбке», но зато получил отличную теннисистку.

748 просмотров