Очень много «чёртовой дюжины»

Вчера на чемпионате мира по биатлону, который проходит в шведском Эстерсунде, случился свободный от гонок день. После розыгрыша пяти комплектов наград в смешанной эстафете, спринте и преследовании — стреляющие лыжники, тренерские штабы и сервис-группы получили возможность перевести дух. Возможно, для кое-кого будет более актуальной даже другая идиома — «зализать раны». Но уже сегодня во вторник соревновательная программа ЧМ возобновится женской индивидуальной гонкой на 15 км, которая либо улучшит, либо ещё более омрачит настроение белорусским болельщикам.

Динара АЛИМБЕКОВА. Фото: vk.com/biathlon_online

Всё невпопад

Надо называть вещи своими именами: пока всё для белорусов в Эстерсунде происходит как-то нескладно, не в лад, невпопад. Особенно это касается субботнего мужского спринта и воскресных гонок преследования, которые, конечно, не принесли позитивных эмоций. Что тут говорить, если из подопечных Олега Рыженкова и Владимира Королькевича только Чепелин стал участником «игры в догонялки». Да и он не снискал в ней удачи. Что же касается дам, то все наши надежды резко сдали, потеряв немало позиций, а значит, понапрасну растратив эмоции и физические силы, которых у тех же олимпийских чемпионок Пьенчана-2018 Кривко и Алимбековой и так не шибко много после странной истории с их пищевым отравлением.

Увы, но именно болезнями да хворями отсалютовала белорусская сборная главному старту сезона. Вначале о простуде, подхваченной ещё на сборе в Раубичах, сообщил в социальных сетях Елётнов. Таким образом, Роман дал понять, что не может стать участником нашего квартета в смешанной эстафете. Но дальше информационный поток из Эстерсунда обрёл ещё больший драматизм.

Стало известно, что мучаются желудком лидеры женской команды Кривко и Алимбекова. В итоге Ирину сразу не стали заявлять в качестве участницы смешанной эстафеты, а Динару заменили в последний момент на Солу, чьё состояние также оставляло желать лучшего. Не забудем, что Анну уже на следующий день в пятницу вычеркнули из стартового протокола спринта в пользу Кручинкиной Ирины.

Что же касается хвори Кривко и Алимбековой, то вначале возникла путаница, которая, возможно, всё-таки путаницей не является. Итак, вначале из Швеции стала поступать тревожная инсайдерская информация о том, что белоруски привезли в Эстерсунд из Раубичей кишечный грипп, пресловутую ротавирусную инфекцию.

Однако Ирина и Динара с этим не согласились. Вот, например, что мне рассказала сама Кривко: «У нас случилось банальное пищевое отравление. Да, температура, конечно, поднялась, но не критично и ненадолго. А кроме того, все случилось именно здесь, в Эстерсунде, а не в Раубичах на подготовительном сборе».

Чуть позже Алимбекова уточнила, что «удар в спину», по общему белорусскому мнению, был нанесён капустой, присутствовавшей в салатном обеденном меню. Приведу слова Динары: «В первую очередь мы с Ириной отказались от той капусты, на которую, в принципе, и грешим. К салатному столу, естественно, теперь не подходим вовсе. Стараемся подпитывать силы спагетти, а вот к мясу пока не особенно рвёмся. Рыбу дают нечасто, но вот как раз на ужине после спринта она была».

Что ж, Эстерсунд давно известен как место, где при всей шведской аккуратности и педантичности раз за разом случаются всякие неприятные истории на пищевую тему. Это давний здешний бзик. Память не даёт точной подсказки, но лет восемь-двенадцать назад и чуть ли не во время предыдущего ЧМ в Эстерсунде, что состоялся в 2008 году, этот городок в провинции Емтланд подвергся настоящей атаке «кишечного гриппа». Причём дело дошло до того, что биатлонисты при чистке зубов использовали не воду, а колу, о чём затем с удовольствием сообщали прессе.

Другое дело, что нам-то по большому счёту особой разницы нет, где с Кривко и Алимбековой случилась беда – в Раубичах или Эстерсунде — и как она называется – «простое пищевое отравление» или «кишечный грипп». Главное для болельщиков заключается в том, что Ирина вообще замучена болезнями, что, конечно же, увело её с пика формы, на который она должна была выйти, да и Динара, мягко говоря, далека от бодрости.

Вот что, допустим, рассказала мне Кривко после спринта: «Гонка получилась тяжёлой… Очень тяжёлой. Желудок ещё даёт о себе знать». А вот слова Алимбековой: «На самом деле, чувствовала себя ужасно. В день спринта проснулась и сразу поняла: живот ещё болит. Пообщалась с тренерами. Приняли решение, что надо всё-таки пробовать, выходить на утреннее занятие. Меня попросили сделать ускорение, и я поняла, что будет очень тяжело. Но сама сказала «да», хотя, конечно, сомнений хватало. Не зря. На том же третьем круге вся моя лыжная техника развалилась, как бы мне ни подсказывали, как бы меня ни подбадривали. Буквально «умирала». Поэтому финишным кругом осталась очень недовольна. Тем более что на чемпионате Европы в Раубичах у меня, несмотря на скомканную из-за операции летнюю подготовку, появились позитивные ощущения. Я быстро разгонялась, чтобы успешно терпеть до конца. Те же отталкивания не теряли энергии. А здесь тело совсем не слушалось. Ноги повторяли движения за лыжами, а надо всё-таки наоборот».

Вот такая напасть! И, между тем, именно женский спринт пока является нашей «белорусской отдушиной» в Эстесунде! Все четыре подопечные Лещенко заехали в очковую зону, Алимбекова и Кручинкина Ирина установили рекорды карьеры. Впрочем, и к смешанной эстафете больших претензий нет. Другое дело, что уж очень много в шведских реалиях белорусской команды «чёртовой дюжины». И пристреливаемся мы вечно по 13-й установке, и эстафету закончили на этом месте, да и та же Динара подняла планку именно до 13-й позиции. Что забавно ещё и тем, что в спринте Алимбекова намеренно избегла стрельбы по «чёртовой дюжине», помня о неудаче на этом номере в чешском Нове Место-на-Мораве. Олимпийская чемпионка честно об этом рассказала. Но даже её искренность не застраховала Динару от болезненной для самолюбия неудачи в преследовании, которое она провела, естественно, под 13-м номером.

Питали надежды

Но всё же начнём с позитива, действительно присутствовавшего и в смешанной эстафете. Добрых слов заслужил каждый участник белорусского квартета. Например, Сола, опять оказавшая на первом этапе, хотя она честно признаётся, что толкотня агрессивных застрельщиц ей совсем не по нраву. Но когда возникла острая необходимость закрыть дыру в составе, Анна отбросила все сомнения, причём прекрасно на сей раз справилась со стрельбой – всего один дополнительный патрон на «лёжке». Что же касается лыжного хода, то Сола имела в багаже неполноценное межсезонье и собственное недавнее недомогание.

Елена Кручинкина на обоих огневых рубежах отстрелялась из семи патронов. Вроде бы не ахти, однако это первое её пристойное выступление в эстафетах без штрафных кругов. Финишёр Бочарников отлично справился с «лёжкой», чтобы идти ва-банк на «стойке». Не получилось. Но то, что Сергей закрыл-таки установку дополнительными патронами, а потом отбил атаки эстонца Эрмиста, сказалось в его пользу. И, конечно, Антон Смольский, который на первом мужском этапе обошёлся без промахов и как мог упирался на лыжне. Хотя всё равно остался недоволен своим последним кругом: «Зол на себя. Обычно я цепляюсь и до самого финиша держусь зубами. Сегодня же заставить себя терпеть высокий темп было очень сложно».

Кстати, очень показательный комментарий, по сути дела раскрывающий причину провала в состоявшемся в субботу спринте. Ведь вправду у нас – болельщиков и журналистов — возникло ощущение, что парни находятся не в своей тарелке? Причём не только болевшие Елётнов и Чепелин, но и Бочарников со Смольским. Но в любом случае нельзя опускать руки! И хочется верить, что наши мужики проявят характер. «Прорвёмся!» — написал мне Антон после всех драматических перипетий спринта и преследования.

Женский спринт получился гораздо более радостным, хотя в нём тоже были свои нюансы. Например, они касаются распределения спортсменок по стартовым группам. Кривко оказалась в последних номерах. В принципе, рядом с ней оказались лидеры сборных Чехии и США — соответственно Давидова и Данкли. То есть идея о том, что первые группы будут иметь сложности из-за свежевыпавшего снега, была в меру популярной в Эстерсунде. Да и в принципе, Давидова, занявшая седьмое место при одном штрафном круге, доказала, что и у «хвоста» стартового протокола были приемлемые гоночные условия. И всё-таки: снег прекратился за несколько часов до часа «Х», и, скорее всего, Кривко было уместно заявлять на позицию Кручинкиной Ирины. Хотя бы потому, что ждать старта мучавшейся олимпийской чемпионке было бы меньше.

— В последнюю группу заявились из-за снега, — рассказала Кривко. – На «стойке» сама поддёрнула винтовку при одном из выстрелов. Что же касается  последнего круга, то он мог быть лучше. Однако просто, как мы говорим, «закислилась», да ещё и желудок дал о себе знать. И как специально ещё забрали на допинг-контроль, что тем вечером совсем было некстати. Но что делать? Надо — значит, надо. Как-то пережила.

Интересно, что и Алимбекова, хотя установила личный рекорд,  радовалась только за стрельбу: «Больше всего меня порадовала собственная чистая стрельба. Ни одного промаха в то время, как многие сильные соперницы имели серьёзные проблемы на огневых рубежах, – это, конечно, приятный итог спринта. Но полного удовлетворения старт в пятницу у меня не вызвал. Напротив, была очень расстроена своим состоянием и лыжным ходом».

Но это наши лидеры не знали, как всё сложится у них в воскресеном преследовании, о котором сразу после финиша, преследуя цели психологически подготовиться к индивидуальной «пятнашке», требовалось немедленно забыть. Как о кошмаре и чёрном дне. И в стрельбе, и в лыжном ходе. Шесть промахов Кривко, когда немка Херрманн промазала лишь дважды, – это что-то с чем-то! А ведь Алимбекова пробежала семь штрафных кругов, Кручинкина Елена – восемь, а Кручинкина Ирина – одиннадцать.

Разнообразие Эстерсунда

Наши беды субботы и воскресенья показались ещё более выпуклыми на фоне «серебра» россиянина Логинова в спринте и «золота» украинца Пидручного в преследовании. Успех Дмитрия – вовсе суперсенсация, ибо хоть он и подавал признаки жизни, но в лучшем случае относился к фаворитам третьего эшелона. Но всё для него сложилось в нужный день в нужном формате. Безошибочная стрельба на трёх последних огневых рубежах, приемлемый лыжный ход, способность терпеть и благожелательная конъюнктура в гонке – вот рецепт победы Пидручного. В принципе, это ещё один пример для наших самых быстрых ребят Чепелина и Елётнова. Но пока — увы и ах.

360 просмотров