Александр Рябушенко: придётся подстраиваться под ситуацию

В мужской групповой гонке на шоссе белорусские велогонщики завоевали лишь одну лицензию. Главным и, по сути, единственным претендентом на неё после того, как о завершении карьеры объявил Василий Кириенко, остался Александр РЯБУШЕНКО.

Нынешний сезон 24-летний гонщик UAE Team Emirates  открывал как никогда рано – 21 января — на австралийском  Tour Down Under, который, к сожалению, завершился для него, не успев начаться. Как выяснилось, Александр уже почти восстановился после травмы и приступил к полноценным тренировкам.

-- Больше месяца мне пришлось провести с бандажом на руке. Недели три назад уже снял. Как показала компьютерная томография, ещё не все косточки срослись. Но есть большой прогресс. Так что, по словам медиков, всё должно быть нормально.

-- Вы запястье сломали?

-- Лучевую и ещё одну маленькую косточку. Ситуацию усугубил тот факт, что перелом оказался оскольчатым. Пришлось делать операцию, ставить пластину. Как сказали врачи, с ней можно хоть всю жизнь ходить. Но я собираюсь через год-полтора избавиться от её. В феврале из-за этого толком не тренировался,  только форму поддерживал – в тренажёрный зал ходил и велостанок крутил. Правда, на последнем работал в основном в низкой посадке, как в «разделке», положив руки на руль или держась за него, не сильно опираясь на левую руку. Должен признать, большого дискомфорта травма не доставила. С гипсом было бы, наверное, сложнее. А бандаж на ночь снимал.

-- Так рано гоночный сезон вы открывали впервые?

-- Нет. В 2018-м тоже начал его в 20-х числах января, только в Аргентине на многодневке первой категории. Австралийский Tour Down Under, конечно, сильнее и престижнее. Им открывается календарь Про-Тура. Но мне его проехать, увы, не удалось.

2

-- Каково это – выбыть из борьбы уже на дебютном этапе?

-- Прежде всего, для меня это необычно. Я не только никогда не падал в первых же соревнованиях, а  вообще никогда ничего не ломал в гонках. В юношеском возрасте, правда, однажды, попав в завал, повредил палец, что не помешало доехать до финиша. А тут впервые сошёл с дистанции из-за травмы. Я не сразу понял серьёзность ситуации, собирался ехать дальше. Подхватившись, как обычно в подобных ситуациях, тут же попросил у механика запасной велосипед. И удивился, что он  не спешит. Увидев свою надувшуюся руку, понял: что-то не то. Но мысли о сходе всё равно не допускал. Даже когда подбежавший врач предположил, что это перелом, торопливо поинтересовался: «Так я могу ехать»? В ответ услышал: «Ну, если можешь…» Только после этого дошло, что гонка для меня закончена.

-- А как вас накрыла куча-мала?

-- Это был обычный завал в группе. Мне кажется, причиной стали дисковые тормоза, на которые с обычных колодок перешли многие спортсмены. У диска тормозной путь намного меньше. И когда кто-то на них впереди притормозил, я успел среагировать, а ехавшие сзади ребята  – нет, влетели в меня. Как видел на записи, меня развернуло и я всем весом упал на левую руку.

-- Чтобы стартовать в этой гонке, нужно было успеть заложить базу.  Где это делали?

-- Из-за неё у меня отпуск получился коротким. Предыдущий сезон, причём очень непростой, когда требовалось завоёвывать очки в олимпийский рейтинг, я закончил в конце октября. А уже в конце ноября, хотя желательно было побольше отдохнуть, в Минске вернулся к тренировкам. В декабре вместе с командой выезжал на двухнедельный  сбор в испанский Бенидорм. Чувствуя, что набрал неплохую форму, решил не ехать домой на Новый год и Рождество, остался у себя в Бергамо, откуда мы и улетели в Австралию 9 января.

-- В каких гонках собирались выступать после Tour Down Under?

-- Календарь мне составили довольно насыщенный. Уже 5 февраля я должен был стартовать в испанской многодневке «Вуэльта Валенсии», затем — «Вуэльта Андалусии», в марте – итальянская однодневка «Страде бьянке». Но пока нигде не гонялся. И когда начну, неизвестно: из-за пандемии коронавируса все ближайшие старты отменены.

2

 

-- Хорошо хоть до Олимпиады время ещё есть…

-- Лучше бы, конечно, она состоялась в этом году. Хотя сейчас, мне кажется, это никто гарантировать не может. Надежда на то, что в ближайшее время создадут вакцину и эпидемия пойдёт на спад. Жаль, конечно, что подготовка к столь ответственным стартам скомкана. Вместе с тем весь мир находится в одинаковых условиях.  Пока мы даже не знаем, состоится ли «Джиро д’Италия». На днях венгры объявили, что в связи с чрезвычайной ситуацией не смогут провести запланированные у них три стартовых этапа, после чего оргкомитет Гранд-тура сообщил о переносе их на более поздние сроки.

-- «Джиро» входила в ваши планы?

-- Да, на ней предполагался мой дебют в супермногодневках. Она была одной из больших целей. Но теперь, даже если гонка состоится, неизвестно, поеду ли её. Времени осталось совсем немного – успею ли не только восстановиться после травмы, но и набрать нужные кондиции. С чистого листа стартовать в трёхнедельном Гранд-туре вряд ли имеет смысл. К тому же предварительный календарь – не догма. По ходу сезона он может неоднократно корректироваться. Вполне возможно, что тренеры заявят меня не на «Джиро», а на «Тур де Франс» или «Вуэльту».

-- Попасть на Олимпиаду, с одной стороны, престижно, с другой – ответственно. Сей факт не давит?

-- Пока, признаться, я этого груза не ощущаю. Как правило, когда начинаешь чувствовать ногу, появляется и предвкушение важного старта.

-- Велоспорт – командный вид. А вам предстоит отстаивать честь страны в одиночку…

-- Это, конечно, минус. Очень важно, чтобы кто-то мог помочь в длинной гонке – тот же бачок с водой подвезти и от ветра закрыть.  Но в однодневной гонке, в принципе, можно и в одиночку бороться.

-- Всех итальянцев вы хорошо знаете. При желании можно пристроиться за ними и использовать в качестве своего рода грегари?

-- Как грегари точно нет, потому что они будут работать на своего лидера, а не на меня. Но пристроиться за ними или какой-то другой командой, претендующей на высокие места, постараюсь. Скорее всего, такую тактику и выберу.

-- Предлагаемую японцами трассу изучали?

-- На бумаге – да. Круг будет довольно тяжёлым – с подъёмом на гору Фудзи. В прошлом году в июле там проводилась тестовая гонка, которую  выиграл мой сокомандник Диего Улисси. Она была покороче, но проводилась практически на том же кольце, включавшем основное восхождение на вулкан и финишный подъём. И он сказал, что это будет тяжёлое испытание. На Олимпиаде лёгких прогулок априори быть не может. Уже потому, что дистанция длинная – 240 км. Но и рельеф будет самым горным в истории. Набор высоты составит почти 5000 м. Мне не очень нравится большое количество подъёмов на многодневках, а в отдельно взятой гонке, если буду при хорошей ноге, имею шанс показать неплохой результат. И надеюсь это сделать.

-- Ваш отец Святослав Рябушенко тоже выступал на Олимпиаде…

-- Да, в составе сборной СНГ в 1992-м в Барселоне. Отобраться на Игры во времена сборной СССР было неимоверно сложно. Скамейка претендентов была очень длинная. Отец выиграл последний чемпионат СССР, проходивший как раз у нас в Раубичах. И в Барселоне затем ехал в отрыве с будущим чемпионом Игр Фабио Казартелли, а финишировал в первой группе после тройки лидеров, отставшей на 35 секунд.

Он не раз вспоминал, какое сильное впечатление на него произвели открытие Игр и атмосфера в Олимпийской деревне. Благодаря II Европейским играм я уже немного представляю, что это такое.

-- А UAE Team Emirates  учитывает ваш олимпийский статус?

-- Конечно, она заинтересована в том, чтобы я хорошо выступил на Играх. И не только я. Пока сложно сказать, сколько моих одноклубников попадёт в национальные сборные. По предварительным раскладам, человек семь-десять. Дело в том, что пока неясно, кто отберётся в итальянскую команду: у них много профессионалов, претендующих на участие в Олимпиаде. Скорее всего, они определятся с составом месяца за полтора, а может, и позже. Но, думаю, в него войдут и наши Диего Улисси, Давиде Формоло. Португалец Руи Кошта – ещё один кандидат. Наверняка поедут групповую гонку и словенцы Ян Поланк и Тадей Погачар. И, конечно, команда постарается, чтобы мы подошли к Играм в оптимальной форме.

Идеальный вариант нам виделся таким: проехать «Джиро», затем пару недель просто покататься, чтобы восстановиться, в июне провести сбор на высоте, откуда спуститься за три недели до Игр. А там проехать пару гонок или подводиться без них. Но теперь придётся подстраиваться под ситуацию. Пока мы даже не знаем, какие старты в итоге останутся в календаре.

3

-- В настоящий момент все одноклубники готовятся по домам?

-- Наша команда выступала в Туре ОАЭ. И когда у нескольких его участников обнаружили  коронавирус, все наши гонщики, а также механики, спортивные директора добровольно остались на карантин. До сих пор они сидели в отеле в Абу-Даби. Их закрыли на 15 дней на четвёртом этаже. Из комнат  разрешали выходить только в коридор. Кроме них на карантин принудительно оставили «Газпром-Русвело», «Франсез де Же» и «Кофидис». Кого-то отпустили чуть раньше, а наши разлетались по домам только в минувшую субботу. Слава Богу, в Беларуси погода  нынче стоит довольно мягкая, можно и на дорогу выезжать. Потому что о поездке в Бергамо, где эпидемия особенно свирепствует,  пока не может быть и речи. Я вовремя оттуда уехал.

 

подписка

Подписка оформлена! Ждите наших новостей

Специалистам

Единая лига ВТБ объявила о досрочном завершении сезона

Белорусские спортсмены будут тренироваться на родине в связи с переносом Олимпиады