Анна Гуськова пошла ва-банк

Вдохновлённая триумфом на Олимпийских играх в Пьенчане, она горела желанием покорить и мировой пьедестал. Но следующий сезон из-за травмы колена наша отчаянная фристайлистка Анна ГУСЬКОВА вовсе пропустила.

Нынче вернулась на склон и даже выиграла этап Кубка мира в Москве, сразу после которого, увы, вновь выбыла из строя. Поэтому интервью с Анной мы начали с вопроса о самочувствии.

-- Оно могло быть и получше, если б сезон не пришлось завершить преждевременно. Но, значит, так должно было случиться.  Всё, что ни делается, говорят, к лучшему.

-- Как вы умудрились победить на этапе и сразу выбыть из строя, когда это, казалось, ничто не предвещало?

-- Так получилось, что на разминке финалистов в Москве, замеряя скорость разгона, я на ледяном склоне на скорости 63-64 км/ч упала. Поначалу даже не придала этому значения. Хотя больновато плечом ударилась, но нам ведь не привыкать. Встала и пошла разминаться, затем выступать. На адреналине большого дискомфорта не чувствовала. Не скажу, что и сегодня меня плечо сильно тревожит. Хотя, конечно, расстроена. Поскольку понимаю, что могла ехать на следующие этапы и бороться за общий зачёт Кубка мира, выиграть его.

-- Что говорят врачи?

-- Вернувшись в Минск 15 февраля, сразу же приступила к реабилитации. Мне сделали МРТ, прокололи противовоспалительные. Кроме того, уже прошла два курса разной физиотерапии. Сейчас добавится лечебная физкультура и массаж. Слава Богу, серьёзных проблем удалось избежать. Надеюсь, к началу подготовительного сезона успею восстановиться. В следующем году нас ждёт чемпионат мира. Поэтому хотелось бы подойти к нему в боевой форме. А для этого важно заложить хороший фундамент.

1

 

-- Хотя нынешняя зима для вас получилась короткой, вы успели пережить разные эмоции. И начали с негативных – после неудачи на дебютном этапе Кубка мира в Китае…

-- О, да! Я жутко расстроилась. Даже руки на какой-то момент опустились. Ведь так получилось, что предыдущим стартом для меня была Олимпиада в Пьенчане, где одержала победу. А последний турнир, даже если после него был достаточно большой перерыв, особенно запоминается. В голове всё равно осталось, что тот сезон я закончила на хорошей ноте, что я чемпионка, я могу. И потерпеть фиаско при таком настрое очень обидно. Хотя на тот момент, следует признать, физическая форма ещё оставляла желать лучшего. Правда, не только у меня. В декабре почти все девчонки ещё не вышли на свои максимальные программы -- прыгали двойные сальто с двумя винтами. И представляете, как  непросто  судьям определить, кто из 20 человек исполнил его чуть лучше или чуть хуже. И самим спортсменкам этот факт уверенности не придавал.

В моём случае ещё и чрезмерное волнение мешало. Одолевали мысли: ты так много пропустила, а как это – соревноваться? Хотя голова и тело всё помнили. Но и на втором сборе в финской Руке сложно было решиться на первое тройное сальто из-за того, что не понимала, как это — трижды перевернуться: казалось, за полтора года забыла, как всё делается. Но переборола себя, и потихонечку пошло-поехало. К этапу в Москве поняла, что нужно и в программу включать тройные сальто, независимо от того, страшно или нет. На самом деле страшно всегда. Но я же умею их делать, причём хорошо. Так почему сейчас они не должны получиться? Поэтому решила в Москве стопроцентно их заявлять. Тем более полсезона уже были позади.  

-- Вы вроде и перед предыдущим этапом в американском Дир-Велли на тренировке пробовали их?

-- Хотя в Америке было ощущение, что ещё не готова, на тренировке действительно решила попробовать. И неплохо получилось. Собиралась уже их исполнять. Но меня откровенно не пустили в финал, что, не скрою, здорово подрубило. Конечно,  есть какие-то нюансы, критерии, по которым судьи оценивают наши прыжки. Мне сказали, будто не в том положении согнула ноги, за что сильно снизили оценки. Но я не могу с этим согласиться. И не только я считаю, что меня там засудили. Не знаю, с чем это связано. Возможно, не захотели видеть в решающей стадии несколько белорусок с тройными прыжками. Но это, повторюсь, мои предположения. Никого винить не хочу, хотя как-то несправедливо получилось.

-- В Москву летели с желанием восстановить справедливость?

-- Да, ещё там, в США, сказала себе: ладно, увидимся на следующем этапе и выясним, кто чего стоит. Мне важно было, прежде всего, себе доказать, что могу. Понимала, что тройные у меня не напрыганы. Вместе с тем отступать не хотела. Потому что и дальше выступать с двойными не имело никакого смысла. Вернуться на пьедестал с ними представлялось малореальным. Поэтому дала себе установку перейти на большой трамплин.

-- Так не только вы поступили. Московский этап у женщин оказался самым сильным. Только на нём сразу шесть человек прыгали тройные сальто, чего никогда ещё не было…

-- Мне вообще в этом отношении «везёт». Как только усложняю программу, это всегда делают и другие — конкуренция резко возрастает. С одной стороны, здорово: сама не расслабишься. С другой — начинается настоящее рубилово за пьедестал. Тут и роль психологии возрастает: у кого нервы окажутся крепче, тот и победит.

-- Ваши подруги по сборной Александра Романовская и также пропускавшая сезон Алла Цупер куда раньше перенесли эти самые тройные на снег. В тот момент у вас не появилось паники, что не догоните их?

-- Дело было не в Саше и Алле. Понимала, что все уже прыгают тройные, а я – нет. Поэтому не могла избавиться от мысли: надо быстрее возвращать прежний уровень, быстрее, быстрее. Николай Иванович Козеко и Михаил Александрович Курлович успокаивали, как могли: мол, потерпи, всё придёт, просто давно не прыгала. А я не могла смириться с тем, что соперницы усложняются, а я на месте топчусь.

-- В Москву вы прилетели из Америки. Успели за три дня реакклиматизироваться?

-- В принципе, я довольно быстро адаптируюсь к любым часовым поясам. Но в Москве почти сутки проспала. Хорошо, что у нас в первый день не было тренировок на горе, только в зал сходили. Всё остальное время не могла подняться с кровати. Зато назавтра чувствовала себя нормально.

-- Как дался российский этап?

-- Нелегко, особенно психологически. Каждый раз, приезжая на новый склон, мы боремся со страхом: вдруг трамплины окажутся совсем неудобными или гора приземления не понравится? И пока не начнёшь прыгать, эта тревога  сидит. Но проведёшь одну, вторую тренировку, и всё становится нормально. А если ещё и выиграешь, вообще можешь подумать: и чем тебе склон не нравился, не такой он и плохой. В Москве он, кстати, хорошим был. Просто немного отличался от американского. И организован этап, как всегда в российской столице, был на высоком уровне. Как, впрочем, и в Китае, и в США. Все наши турниры в последнее время действительно яркое шоу напоминают. И у нас в Раубичах, несмотря на полное отсутствие естественного снега и мороза этой зимой, общими усилиями работников спорткомлекса, тренеров, спортсменов подготовили отличный склон и трамплины. Хотя я и не участвовала в домашнем этапе, огромное спасибо всем за это. И фристайлисты остались довольны. И по телевизору картинка смотрелась шикарно. В который раз Беларусь доказала, что для нас нет невозможного.

-- В решающем раунде в Москве вы, как и на Олимпиаде в Пьенчане, на приземлении коснулись склона рукой…

-- Мне все теперь говорят, что я один в один продублировала корейский победный прыжок. Так получилось. Но это не фирменный стиль. Просто на подводящем сборе в Японии перед Олимпиадой этот «лэй-фул-фул» я только два раза попробовала. Естественно, толком не понимала, как его правильно делать. А сейчас в Москве вообще пошла ва-банк, ни разу не прыгнув его на тренировках. Поэтому и допустила ошибку. Слава Богу, не упала.

-- А тройное сальто с тремя винтами не планируете осваивать?

-- Конечно, планирую. Начиная с летнего сезона, собираюсь всеми своими силами, желанием, упорством, возможностями работать, работать и работать. Надеюсь побольше напрыгать «винт-винт-винт» на водном трамплине, чтобы затем проще было перенести его на снег. Усложнять программу необходимо. Тем более потенциал есть. И я уверена, что смогу его прыгать. И буду это делать. К Олимпиаде нужно подойти с программой из серии «ух»! Чтобы понимать, что реально стать чемпионкой. Тем более некоторые соперницы уже имеют его в арсенале. Даже если бы нам не подняли коэффициенты на тройных сальто и моя программа была конкурентоспособной, я всё равно  усложняла бы её. Это карьерный рост. Он должен быть.

 

Последнее

подписка

Подписка оформлена! Ждите наших новостей

Специалистам

Обращение Минспорта к соотечественникам

Условия, тренеры, массовость