Артём Дамковский: каждый год как последний

Среди известных белорусских мастеров боевых искусств, одним из самых ярких бойцов, безусловно, является универсал-рукопашник Артём ДАМКОВСКИЙ. Чемпион М-1 2010 года, многократный чемпион Беларуси по рукопашному бою и чемпион среди спецподразделений, чемпион мира, Европы и страны по панкратиону, серебряный призёр по универсальному бою – всех его регалий и не счесть…

Подробнее о карьере титулованного бойца в нашем интервью. 

– С чего началась ваша карьера бойца?

– Всё началось лет с 8 — 10. В детстве занимался карате-до, потом в девятом классе пошёл в секцию рукопашного боя к Юрию Витальевичу Булацкому в Бобруйске. Здесь тренировался в течение двух-трёх лет. Первые соревнования по рукопашному бою были в 2000 году, там я успешно занял первое место – выиграл Кубок республики. Потом как-то предложили первый бой в России – так и там дебютировал.  Потом ушёл в армию, там тоже тренировался и выступал. Из армии уволился и дальше продолжал тренироваться. В 2007 году был первый бой в организации М-1, закрепился там, и первый чемпионский пояс выиграл в 2010-м.

– В какой момент вы решили, что единоборства – это точно ваше, и захотели стать профессионалом?

– Скорее всего, в момент перехода в рукопашный бой. Я до этого занимался боксом и борьбой, но хотелось, чтобы работали и руки, и ноги, и борьба была – быть универсалом. В итоге попал в рукопашный бой. И стал мастером спорта, чемпионом Республики Беларусь. А смешанные единоборства… там уже другие титулы и возможности.

– Для вас спорт стал основой жизни или вы пробовали заниматься ещё другой деятельностью?

– Это скорее хобби. Основная деятельность – военнослужащий.

– У вас широкий «бойцовский репертуар»?

– Два года занимался карате-до, боксом – месяц, борьбой – месяц, всем по чуть-чуть. Но рукопашным боем в 1997 году начал заниматься и до сих пор им занимаюсь.

– Постепенно вы перешли в ММА. Как там всё устроено? Почему все туда так стремятся?

– Рекламу смотрят – там Коннор, Хабиб... Видят, как живут бойцы, и стремятся к этому. В первую очередь идут за «золотым рублём». 

– Насколько в Беларуси развит ММА?

– Это не олимпийский вид спорта, поэтому держится на фанатах своего дела, которые открывают залы, набирают людей и тренируют. По сравнению с тем, что было 5 — 6 лет назад, спрос достаточно высок. С рукопашного боя все на ММА переключились.

– То есть всё держится на голом энтузиазме?

– Да, правильно, на энтузиазме, потому что они навряд ли на этом зарабатывают.

– От государства поддержки нет?

– Пока нет. Всё на дружеских «подпитках», спонсорской помощи. Эти «спонсоры» сами занимались чем-то и теперь стараются помочь своим друзьям.

– Есть информация, что в основу вашего стиля лег муай-тай…

– Да, тайским боксом тоже занимался. На самом деле те, кто в ММА, всем по чуть-чуть занимаются. Кто-то просто приходит из тайского бокса и начинает подтягивать борьбу, кто-то наоборот, начинает подтягивать ударную технику.

- Когда вы пришли в ММА, что пришлось подтягивать?

– Я уже был универсален. Сильной стороной, конечно, была ударная техника, а борьба отставала. На самом деле против хорошего мастера спорта по борьбе ты в любом случае не выстоишь, потому что он всю жизнь боролся. Так что надо было учиться хотя бы защищаться.

– После перехода в миксфайт в других дисциплинах продолжали выступать?

– Продолжал в связи со спецификой службы. У нас периодически бывают соревнования среди подразделений внутренних войск МВД. Отбираются команды, ездим на чемпионаты мира, на другие соревнования по рукопашному бою. Выступал за Беларусь, за войска.

– Все деньги в ММА, а остальное — дело престижа?

– Олимпийскую медаль тоже выиграть здорово, но там и финансирование другое. Всё сводится к рублю, как ни крути. В олимпийском виде спорта проще заниматься, потому что его поддерживает государство. Если ты уже отобрался, тебе помогут с теми же витаминами, врачами, тебя ведут и проверяют. А в ММА, если тебе нужны витамины или ещё что-то, ты идёшь и покупаешь сам. Хотя конкуренция в олимпийских видах гораздо выше.

– Крупных турниров по ММА в Беларуси не проводят?

– Турниры проводятся, а насколько крупные… смотря с чем сравнивать. Вот турнир NFG проводится – достаточно хороший уровень. По сравнению с тем, что раньше в Беларуси было. Тогда ребята могли бесплатно выступать, просто ради своего эго. А сейчас уже есть гонорары, свои спортсмены, такие как Одинцов, Куцый, Бирко. Люди приходят посмотреть на них, уже есть своя такая фан-зона.

– Эти турниры устраивают сами энтузиасты?

– Да, у нас есть такой энтузиаст – Алексей Николаевич Анцыпович, который тянет эту лямку с 2000 года. Ищет бойцов, организует им бои. Сейчас он в поисках спонсоров, чтобы проводить как-то эти турниры. Сейчас у нас есть федерация панкратиона, по нему тоже проходят чемпионаты мира.

– Вы занимались панкратионом?

– Да, стал чемпионом Европы в 2017 году. В прошлом году были соревнования, там тоже выступал (занял первое место на ЧМ в Бобруйске. — Прим. СП).

2

 

– Панкратион — достаточно древний вид спорта, но, тем не менее, как-то не на слуху. В чём его отличительные особенности?

– Действительно, он не так раскручен. Честно говоря, он по сути, то же самое, что и «рукопашка» но есть небольшие различия. Где-то, допустим, какие-то лоу-кики внутренние можно делать, а где-то нельзя. Вот, например, борьба в рукопашном бое ограничивается – 30 секунд, а в панкратионе можно бороться до конца. Оценки в рукопашном бое полностью выставляются в конце, а здесь конкретно: удар есть и сразу ставят балл. Правила в панкратионе достаточно хороши. Можно во время боя подать апелляцию, остановиться и пересматривать видео. В этом плане панкратион хорош.

– Самый запоминающийся момент в карьере для вас?

– Я обычно всем говорю, что это бой с Маирбеком Тайсумовым. Когда я в первый раз выиграл пояс чемпиона M-1, это было в 2010 году. Был достаточно тяжёлый бой, но в концовке я сумел вырвать победу.  Чтобы до конца всё это понять, этот бой надо видеть!

– В процессе становления у многих появляется кумир. Может быть, для вас тоже какой-то боец был примером?

– Примерами становились все хорошие бойцы. В моём детстве это  был К1, когда выступали легковесы Замбидис, Хари, Игнашов, Боньяски Ну и, естественно, потом Фёдор Емельяненко.

– Насколько долго может продолжаться карьера бойца? До какого возраста?

– Никто точно не ответит. Она может закончиться через год, а может идти очень долго. Хороший пример – Марат Балаев, до сих пор бьётся, а ему 44 года! Так что у всех по-разному.

– Вы планируете драться, пока будет получаться?

– Да, можно и так сказать. Пока получается – выступаю. Каждый год как последний.

– Задумывались заниматься тренерской деятельностью после завершения карьеры?

– Пока не задумывался, так как я военнослужащий. Так что служу и ни о чём не думаю.  

– Как совмещаете службу и спорт?

– Есть на службе возможность тренироваться, отпускают на соревнования. Так что в этом плане у меня всё проще, чем у человека, который работает на стройке, а потом идёт в спортзал. Я же могу в рабочее время по расписанию заниматься рукопашным боем. Так что пусть все идут служить во внутренние войска, в спецназ – в/ч 3214!

– Какие качества помогают добиться успеха на бойцовском поприще?

– У всех по-разному. У кого-то талант, у кого-то трудолюбие. Ведь есть талантливые, но нетрудолюбивые, а есть те, кто трудом достигает высот. Бывает, что и «два в одном». В тайском боксе можно выделить Дмитрия Шакуту, Андрея Кулебина. «Тайцев» таких у нас очень много.

– У вас выступать в турнирах по муай-тай желания не возникало?

– Лет 10 назад, когда это всё было очень раскручено, я выступал. Но конкуренция была очень высокая! Я был не чисто «таец» и мне было тяжеловато. У кого-то выигрывал, а кому-то проигрывал.

– Какой бы совет могли дать начинающим бойцам?

– Не спешить. Идти плавно и аккуратно, чтобы через год не сломаться. Не торопиться в профессиональные единоборства.

- Уделить внимание в первую очередь тренировкам?

– Да, наверное.

– Были ли у вас какие-то травмы?

– Если последние два года отнять, то, как таковых, травм не было. А вот за последние два года очень много повреждений было: разрыв связки, руку сломал от удара. Так что травм в таком спорте хватает на самом деле.

– Насколько потом сложно вернуться?

– В принципе, как и во всех видах спорта. Все они травмоопасные. У всех  футболистов вон нет связок в коленях. Здесь, в принципе, тоже. Поэтому если всё делать грамотно и аккуратно работать, то можно заниматься спортом долго.

–Что помогает снизить травматичность?

– Самое главное – прокачивать все мышцы, делать правильную разминку, чтобы всё было по науке.

– У вас растёт сын. Возникали мысли, чтобы он пошёл по вашим стопам?

– Уже даже два сына и третий будет. Желание само должно прийти. Естественно если будут на моём примере расти, то «двоечку» они будут бить, а захотят или не захотят дальше – это уже как у них пойдёт. Если нет, то будут танцами заниматься.

– У вас успешная карьера, есть семья,  но, может, осталась какая-то мечта, к которой вы стремитесь?

– Наверное, нет уже. Мечта была – сын, мне их подарила жена. В принципе, всё. Теперь их воспитать, чтобы любили и гордились, а остальное – дело наживное.

 

подписка

Подписка оформлена! Ждите наших новостей

Специалистам

Даше Шепетовской нужна ваша помощь

«Нафтан» в сезоне-2020 лишат 15 очков, «Химик» — 9, «Лиду», «Неман-Агро» и «Оршу» — 3