Не город Домрачевой

Вечером пятницы всё на чемпионате мира по биатлону было тихо и мирно. На «Зюдтироль-Арене» прошли дежурные тренировки накануне эстафетных гонок, которые тихо и мирно перетекли в обыденные вечерние дела. Правда, для журналистов хозяева устроили официальный приём на Медальной площади, но ввиду позднего начала и тяжёлой логистики, он не пользовался популярностью.

Журналисты, словно, знали, что в 6 утра местного времени полиция постучится в номер российских биатлонистов Логинова и Гараничева, чтобы устроить обыск личных вещей чемпиона мира-2020 в спринте, заодно изъяв все гаджеты Александра. То есть, от пресса требовалась в субботу бодрость, ясность ума и быстрота реакции.

Разумеется, с утра пресс-центр гудел, как улей!

Пресс-центр

Российские СМИ провозгласили лозунг «Руки прочь от Логинова!», чтобы заодно пытаться понять, по какой причине личный тренер Александра – Касперович, получил аккредитацию на ЧМ-2020 по украинской заявке. Всё говорит, что мы имеем иллюстрацию к правилу «глупость наказуема».

Европейские коллеги взбудоражились самой возможностью, ущучить Логинова, которого явно не любят, видя в нём допингового рецидивиста. Дескать, ЭПО с конфетой не съешь.

Но вот, что скажу вам я. Ну, обыск; ну, изъяли; ну, есть повод для шума. А, толку? Раньше, что ли не было обысков, допросов? Вот Казахстан трясли несколько раз, и в итоге девятерых спортсменов отлучали от выступлений. Так потом же извинились, ничего не найдя и ничего не доказав. И всё, скорее всего, во внутренних российских интригах. Только и всего.

Поэтому, оставим сию жужжащую тему – не нужен нам этот дешёвый «хайп». В конце концов, Логинов в российской заявке на эстафету есть. Да и Гараничев так же, что со спортивной точки зрения куда удивительнее. Я бы его, например, отправил покататься на беговых лыжах в Тоблах.

Сам я посетил этот чудный городок Южного Тироля накануне, благо он имеет добрую славу. Не будем забывать, что в нём регулярно проводится этап Кубка мира по лыжным гонкам. То есть, знакомство с его спортивной инфраструктурой полезно по определению.

Но не только. Когда куда-нибудь возвращаешься (в Тоблахе я жил в прошлом году), то сразу можешь оценить «социальный и экономический градус». Так вот, позитивный пример: на самой сложной развязке вырыли подземный переход! Правда, он не облагорожен, но по нему могут ходить все, кто этого захочет. Хотя, конечно, все по-прежнему шагают поверху, как и в прежние времена.

Зато на центральной улице закрылись сразу три магазинчика, в которых раньше доводилось совершать покупки. И это неутешительно. Бо и в Иннихине хозяйка моего гостевого дома летом сворачивает бизнес, и улетает в Южную Америку. «Тю-тю!» -- как образно сказала она, объяснив, что эмигрирует в пользу более лёгкой жизни…

Ферма

Зато на той же центральной улице разрослась до удивительно масштабных размеров животноводческая ферма. «Беканье» её обитателей поразительно громко, ибо стадо многолюдно. Причём, звук не намного обгоняет запах, который, сами понимаете, есть – амбре.

Просто эклектика. Ведь в 50 метрах – Кирхаплац и прекрасный собор, ради которого и приезжают в Тоблах туристы, чьи интересы завязаны не только на спорт. Рядом с ним мемориал воинам из этого городка погибшим в обеих мировых войнах.

Солдат

При этом обратите внимание на следующий нюанс: на какой стороне сражались тоблахцы не уточняется. И вопросов на эту тему они не приветствует.

Малер

 

А вот, спрашивать у них: «Что это за дядька, кому поставлен памятник?» -- можно безбоязненно. Правда, точного ответа услышать не ожидайте. Самыве сообразительные аборигены, подходят к табличке и с выражением зачитывают: «Густав Малер! О… Это какой-то композитор…»

Ни какой-то, а классик «третьей венской школы». Начало ХХ века – время его симфоний. Часть из них он сочинял в Тоблахе, приезжая сюда, правда, не зимой, а летом.

Так, что Доббиако, если использовать итальянское название – город Малера. Но не Дарьи Домрачевой. Пожалуй, Тоблах редкое место, где к ней относятся холодно, а подчас и предвзято. Всё дело в норвежце Бьёрндалене. Том самом, что сейчас супруг ДаДо, а раньше исполнял аналогичную роль в отношениях с местной легендой Натали Сантер.

И, хоть, ко времени начала романа Дарьи и Уле норвежец был давно разведён, к белоруске всё равно относятся ревниво. Зато любят рассказывать истории, как Великий и Ужасный тренировался в Тоблахе, ходил вот в этот магазин, покупал бананы и со всеми здоровался…

Пойду, тоже скажу ему «здравствуй!». Женская эстафета уже на старте!

Последнее

подписка

Подписка оформлена! Ждите наших новостей

Специалистам

Обращение Минспорта к соотечественникам

Условия, тренеры, массовость