Павел Дик: а что, если?

В составе основной национальной сборной этот 21-летний  фристайлист проводит первый полноценный сезон. До этого он лишь дважды выступал на домашних этапах Кубка мира и однажды выезжал в Москву.

Опыта, как и сложности программы, ещё, конечно, не хватает. Но это не помешало Павлу ДИКУ в минувшую субботу на очередном старте розыгрыша в российской столице впервые пробиться на подиум. Как спортсмен признался по возвращении домой корреспонденту «СП», эмоции до сих пор переполняют.

1

-- Поначалу я вообще не понимал, что происходит. Это ж большое событие для меня. С самого утра в субботу как-то странно себя чувствовал. Впервые на этапах Кубка мира у меня не было ни страха, ни мандража, при котором прежде сердце чуть не выпрыгивало из груди. Я просто старался выполнить поставленную тренером задачу. И мне удалось максимально качественно сделать свои прыжки.

-- Многие спортсмены, лишь во вторник прилетевшие из Америки, стали жертвой реакклиматизации…

-- На мне она сильно не сказывается, буквально через два-три дня нормально себя чувствую, а высыпаюсь сразу хорошо. Уже на первой официальной тренировке в четверг особого дискомфорта не ощущал. Мы, кстати, многого от Москвы не ждали, поскольку знали, что погода там  почти не отличалась от белорусской. Но, приехав в четверг на склон, в шоке были: настолько несуразненько всё выглядело. Поэтому двойные сальто только немного попрыгали и попробовали тройные, которые ни у кого не получились, отчасти из-за проблем со светом. Это была просто пристрелка. А к пятнице уже всё на склоне довели до ума, и мы хорошо потренировались. Лично я собой остался доволен. Начиная с Дир-Велли, мне удалось выйти на неплохой уровень стабильности. И это придало уверенности. В начале сезона из-за того, что не хватало напрыганности, я совсем не чувствовал прыжки. А сейчас, прав наш главный тренер сборной Николай Иванович Козеко, стал лучше их понимать. То есть вышел на тот уровень, когда можно потихоньку усложняться.

-- Вы проводите первый полноценный сезон в элитной компании. Освоились уже в ней?

-- А я сразу никого не боялся и не стеснялся. Всегда старался без оглядки на кого-то просто выполнять свою программу. Самое главное для меня было – побороть свой страх. Конкуренция же мало волновала. Может, потому, что не замахивался на призовые места. Как вы правильно заметили, до нынешней зимы это были лишь разовые этапы. Так получалось, что всегда вмешивались травмы, не позволявшие продолжить сезон. Нынче, в добрый час сказать, всё хорошо складывается. И я впервые участвую во всех стартах розыгрыша.

-- Именно в Москве в марте 2017-го состоялся ваш дебют на зарубежном этапе…

-- О, да! Для меня он показался чем-то сверхестественным! Мне в целом нравится организация наших кубковых стартов, которые устроители стараются превратить в мощное спортивное шоу. А в 18 лет оно вообще впечатлило. В тот год, кстати, мы соревновались не на Воробьёвых горах, а в Крылатском. Там построили высоченную рампу, какие прежде видеть не приходилось. Уже это не на шутку удивило. Плюс шикарный антураж. Я тогда ещё двойное сальто с тремя винтами прыгал. И сделал его не безупречно. 25-е место занял. А на домашних этапах и той зимой, и годом раньше, кстати, для себя хорошо выступал. На одном из них даже чуть в финальную дюжину не попал – 13-м оказался.

-- А у вас был кумир, за выступлением которого следили с особым интересом?

-- Я лишь в 13 лет  узнал о фристайле. А до того пять лет занимался прыжками в воду, где основную базу и заложил. Пока осваивался в новом для себя виде, никого из звёзд не знал. Когда у самого что-то стало получаться, естественно, стал посматривать на старших. Меня особенно впечатлял Дима Дащинский, классно прыгавший. Позже, когда попал в молодёжную сборную, он стал моим тренером. Кроме того, пристально следил за другим нашим большим мастером – Антоном Кушниром. И сейчас я часто пересматриваю их выступления. Вообще, стараюсь постоянно использовать в тренировках момент визуализации: пересматривать и анализировать запись как своих прыжков, чтобы чётко разложить всё по полочкам, так  и, естественно, наших чемпионов, чтобы понимать, к чему стремиться.

-- Вы вроде уже попробовали на снегу и тройное сальто с четырьмя винтами?

-- Да, в Финляндии в последние дни пару раз сделал второй его вариант – с двойным пируэтом во втором сальто. Не хочу ничего загадывать, но надеюсь этой зимой перенести на снег и ещё одну версию – с двойным пируэтом в первом сальто.

2

-- И как в Руке они у вас получились?

-- Неплохо. Благодаря тому, что у нас есть шикарный дворец фристайла, я много их сделал на воду. И «три с пятью», кстати, попробовал: в воздухе ничего, конечно,  не видел, но всё равно понравилось. Это действительно космос! Что же касается «трёх с четырьмя», поскольку летом их много напрыгал, чувства сохранились. Поэтому и на снег без проблем перенёс. И в соревновательную программу готов включать.

-- Но пока перед вами стоит другая задача?

-- Сейчас в Москве я с ней справился.

-- Как справились? 116 баллов вроде не набрали…

-- С Николаем Ивановичем у нас был уговор выполнить прыжок на девять баллов, что и сделал во всех трёх попытках. Поэтому не исключено, что на домашнем этапе в Минске, если погодные условия позволят и Николай Иванович разрешит,  попробую заявить и «три с четырьмя». С нетерпением жду этого момента. Но и с пониманием, что нельзя ничего форсировать, поскольку спешка у нас чревата последствиями: если спортсмен  не готов, могут выскочить старые ошибки и придётся начинать всё с ноля. Поэтому нужно стабилизировать более простые прыжки, а затем нанизывать на них дополнительные винты. То есть без прочной базы — никуда.  

-- В Москве вы квалифицировались в условиях нулевой температуры, а к финальной стадии похолодало до минус четырёх. Это проблем не создало?

-- У нас нередко соревнования начинаются днём, а заканчиваются вечером, когда погода меняется. Естественно, опытные фристайлисты уже привыкли к этому, а меня, впервые попавшего в суперфинал, этот момент немного смутил, но не настолько, чтобы  испугался и занервничал. У нас на горе стоит опытный специалист – Максим Эдуардович Самойлов, который следит за скоростью разгона. Он неоднократно помогал нашим парням и девчатам выигрывать, в том числе Олимпиады. Я полностью доверился ему. И у нас всё получилось.

-- А какие мысли вас одолевали, когда впервые попали в суперфинал?

-- Просто был очень рад. В принципе, где-то в глубине души я не исключал такой возможности. За пару дней до этого в голове рисовал подобный сценарий: а что, если… А мысли, как известно, материальны. Поэтому, главное, чтобы они были правильными. Я сформировал для себя конкретный план. Особого значения ему не придавал. Просто прикинул, как бы хотел, чтобы соревнования сложились. Конечно, идеальный вариант заключался в победе. Да, не скрою, очень хотелось узнать её вкус. Но непосредственно на этапе не было такого настроя, что сейчас всех «порву». Напротив, после каждого прыжка ловил себя на желании поскорее поехать домой. Потому что соревнования тянулись очень  долго. А склон необычный – расположен в центре Москвы, да и не совсем стандартный. В отличие от всех остальных, на которых выступаем, похожих между собой и по ширине, и по углу наклона, этот был узковатым. Нам приходилось тесниться на самой эстакаде. И транзит был коротким. И приземление более пологим. Конечно, на соревнованиях на эти моменты внимания уже не обращали. Но скученность всё равно доставляла некоторый дискомфорт.

-- Перед решающей попыткой Максим Самойлов давал вам какие-то пространные наставления…

-- Честно говоря, я не всё слышал. Был весь в себе. Кажется, это были стандартные фразы: «Спокойно, собранно, чётко приземлился и выехал, не спеши, всё разложи по полочкам». Возможно, моё сознание это и воспринимало и как-то формировало, за что, конечно, огромное спасибо. Но перед самой попыткой я уже ни на что не отвлекался. Для меня самого было непривычно такое спокойствие.  Как будто тумблер выключился. Как только вылетел с трамплина, я сразу понял, что всё будет хорошо. И действительно, сделал прыжок чисто и внатяжку.

-- И пока радовались этому, один соперник упал, второй…

-- Суперфинал – это прежде всего борьба нервов, которую они, похоже, не выдержали: кто-то просто засуетился, кто-то стал перезаявлять  прыжок на более сложный… С этим тоже нужно уметь справляться. Когда после падения третьего спортсмена я остался на первом месте, Аня Гуськова, стоявшая рядом, подлетела: «Декс, ты же на пьедестале!» Эйфория захлестнула. Эмоции не передать. Это был самый счастливый день за последнее время. Не помню, чтобы получал когда-либо столько поздравлений. Одними из первых дозвонились, конечно, родители. Отец как раз был на встрече одноклассников, но следил за нашими соревнованиями. Представляете, с каким удовольствием он похвастался тем, что сын поднялся на пьедестал Кубка мира? И хотя эмоции – это круто, нужно успокоиться и настраиваться на домашний этап – самый главный для нас в сезоне. Я обожаю соревноваться в Раубичах, куда могут приехать близкие и друзья и вживую за нас поболеть. Меня это очень подбадривает.

подписка

Подписка оформлена! Ждите наших новостей

Специалистам

Единая лига ВТБ объявила о досрочном завершении сезона

Белорусские спортсмены будут тренироваться на родине в связи с переносом Олимпиады