Александр ЛЕНЮЧЕВ: потенциал Саснович ещё не реализован

Матч первого круга Мировой группы Кубка федерации, в котором наша сборная в гостях победила немок, был важен для Александры Саснович. Год назад она в том числе из-за болезни уступила в первый день и не вышла во второй. [caption id="attachment_108503" align="alignnone" width="919"] Александр САСНОВИЧ (слева), Александра САСНОВИЧ (в центре) и Александр ЛЕНЮЧЕВ (справа).[/caption]   К счастью, вторая ракетка страны вновь вернулась в победную колею в матчах за сборную, обыграв в субботу Татьяну Марию. В воскресенье выходить на корт уже не требовалось. Конечно, кто-то может не согласиться в том, что теннисистка на верном пути, приведя как аргумент её неудачу на старте «Премьера» в Дохе. Надо отметить, что после перехода из зала на улицу проблемы испытывали и более титулованные игроки. О том, в каком игровом и моральном состоянии начинает нынешний сезон Александра, и многом другом корреспондент «СП» во время Кубка федерации поговорил с её нынешним тренером Александром ЛЕНЮЧЕВЫМ.

Не хватало преемственности

— О вашей трудовой биографии до сотрудничества с Александрой Саснович неизвестно широкому кругу людей. Расскажите, с кем работали ранее. — В основном до этого я тренировал мальчиков. Если брать по рейтингу, то с Александрой у меня самая значимая работа, а тренерского стажа имею более 15 лет. — Вы продолжаете работать в Национальной академии тенниса? — Нет, два или три года назад ушёл. Потом немного поработал в ГЦОР, что на улице Жудро. А с недавнего времени являюсь индивидуальным предпринимателем, и Саснович в прошлом году обратилась ко мне. — Ваша карьера, как игрока, приостановилась очень рано? — Я бы сказал по-другому: она, по сути, и не начиналась. В 17 лет, за неимением высоких результатов и возможностей выезжать на турниры, прежде всего финансовых, я поступил в Академию физической культуры. С 19 — 20 лет постепенно начал работать, получать какие-то деньги. В 22 года стал дипломированным специалистом и пошёл трудиться в известную тогда школу МАЗ, которая впоследствии присоединилась к ГЦОР. Так что карьеры игрока у меня вообще не получилось. Тогда у многих ребят возникали подобные сложности. — На высокий уровень пробивались единицы… — Да, тогда мало помогали. Личных денег особо не было. Действительно, много классных и сильных ребят, к коим, к слову, я себя не отношу, не смогли заиграть, потому что либо не хватало финансов, либо вообще не было понимания, что после 16 — 17 лет можно чего-то добиваться. — Вы согласны с тем, что парням сложнее, чем девушкам, пробиться в элиту мирового профессионального тенниса? — С этим трудно не согласиться. Теннис — это в первую очередь мужской вид спорта. Здесь высокая конкуренция. Поскольку у нас не теннисная страна, было сложно бороться с другими. Хотя в Беларуси есть звёзды в лице Макса Мирного и Владимира Волчкова, до них пробился, например, Александр Швец. Но на самом высоком уровне у нас было только два столпа. Так что не хватало преемственности поколений, чтобы крепили традиции. Также нам сложно с климатической и географической составляющей. В странах, где теплее больше игроков. Даже здесь, в Германии, чуть ли не каждая деревня имеет свой клуб. У нас же теннис хорошо развит только в Минске. Для того чтобы в Беларуси появлялись сильные игроки, данный вид спорт должен стать массовым. Большой приток из провинции — вот что необходимо. — Сейчас начинают строить центры в областных городах… — Это, конечно, плюс. Будем надеяться на улучшение. Пока же проблема в том, что нам не хватает «публичных кортов». Есть пару площадок в Минске, но их качество не позволяет нормально заниматься, готовиться к серьёзным стартам.

С парнями — другой подход

— Вы работали как с девушками, так и с парнями. Если сравнить, с кем сложнее приходится? — Интересно и с одними, и с другими. Это абсолютно разные подходы, разные мотивации. С парнями работать сложнее, но проще находить общий язык. — Первый раз вы работали с Александрой Саснович с середины 2015-го до января 2016 года. Чем запомнился тот период сотрудничества? — Саша всегда для меня была человеком с большим потенциалом. Это чувство не покидает и сейчас. Мне, может быть, понадобилось некоторое время, чтобы научиться подходить к игроку, так сказать, со знанием дела. — Насколько комфортно вам трудиться с подопечным, у которого отец — профессиональный теннисист? — Это добавляет уверенности и общения в нашей небольшой команде. Есть не один, а два мозга. Я могу точно знать точку зрения как Саши, так и её отца. Он, к слову, выступает в роли менеджера. Когда есть такой человек, для тренера всё становится намного проще. — Когда вы начинали работать с Александрой, она только вошла в сотню. Теперь же была в топ-50. Почувствовали разницу? — Конечно. Опыт в любом случае набирается. Саша свыклась с мыслью, что она здесь, на высоком уровне, и надолго. Но, повторюсь, в моём понимании потенциал Саснович ещё нереализован, так что и второй этап сотрудничества воспринимается как начало пути. Я вижу человека, который может развиваться, причём во всех направлениях. — В конце прошлого года мы беседовали с Сашей, и она отмечала, что хочет попробовать в межсезонье новую систему подготовки. Насколько удалось реализовать задуманное? — Есть понимание и ощущение, что мы на правильном пути. Да, всё, что задумываем, в полном объёме не получается реализовывать. Но каждый раз пытаемся действовать по плану. В любом случае, обо всём говорит результат. У Саши уже были серии из нескольких хороших побед, а это не случайность. — Тем не менее, кажется, ещё нужно минимизировать подобные провалы, когда Александра может выиграть легко один сет и проиграть также другой… — Есть диапазон состояний игрока, который он должен преодолеть. Это касается как ментальной, так и физической нагрузки. Нам нужно заполнять эти пробелы. И во время подготовки, и на турнирах. Саша имеет проблемы в тех ситуациях, которые ею не отработаны. Только опыт здесь может помочь. Каждый подобный эпизод даёт понимание, что делать дальше. Может быть, в этом и плюс. — Александра — известный специалист по играм за национальную команду. Так получилось, что вы впервые были с ней на Кубке федерации. Насколько отличалась работа на этом турнире? —Действительно, Саша трепетно относится к таким матчам. Излишняя нервозность порой накладывает дополнительную ответственность. В то же время это высокий уровень мотивации и эмоционального подъёма. — На пресс-конференции после матча с Татьяной Марией Александра отметила, что в первом сете порой играла мудрёнее, чем следовало бы… — Игрок, выходя на корт с таким уровнем стресса и ответственности, пытается выдать всё лучшее, что у него накоплено. Рассчитывать на то, что любое решение будет верным, не приходится. Важно, что у Саши получилось держать внимание. Какие бы огрехи или порой глупые решения ни принимались, лично меня не покидало ощущение, что она контролирует ситуацию. Именно это обычно и помогает доводить дело до побед.

Последнее

подписка

Подписка оформлена! Ждите наших новостей

Любителям

Хладнокровно и без сюрпризов: как белорусы выступили на АСА в Минске

Алексей Яценко: Мы приняли решение о проведении сразу двух турниров в Минске