Алексей КУЛЬБАКОВ: множество карточек — повод задуматься над собой

Тема судейства в игровых видах спорта всегда была предметом обсуждения в различных кругах, особенно в среде болельщиков

Ни начинающий рефери, ни арбитр со стажем, уж никак не хочетслышать свист с трибун в свой адрес за работу на зелёом газоне и проявление симпатий в сторону одной или другой команды.

О том, как устроена футбольная кухня изнутри, какие существуют секреты судейства на различных уровнях, а также о личном корреспондент «СП» расспросил Алексея Кульбакова — единственного на сегодня белорусского рефери, который регулярно работает в наиболее важных матчах национальногочемпионата Беларуси и на групповых этапах клубных соревнований УЕФА. Футбольные статисты со стажем подсчитали, что в апреле 2023 года этот рефери в своей карьере отсудил рекордный 500-йматч на высшем уровне в белорусском класико БАТЭ— «Динамо» (Минск).

— Алексей Николаевич, футбольным судьёй вы стали по призванию или это дело случая?

— В силу того, что я очень рано начал судить — в 16-летнем возрасте, первоначально мною двигали здоровое любопытство и желание быть в любимом виде спорта. Через годы мне уже предстояло делать осознанный выбор, и всю свою последующую жизнь я профессионально занимаюсь судейством.

— Из СМИ известно, что у вас спортивная семья. Насколько отец и мать предопределили вашусудьбу?

— Мама и папа самые важные люди в моей жизни —любящие, добрые и честные. Их жизненные уроки и пример порядочности и преданности всегда в моём сердце. Мой отец Николай Антонович в юности был футболистом, а мать Зинаида Ивановна занималась спортивной гимнастикой. С гордостью скажу, что это была красивейшая пара своего поколения. Впоследствии папа всю жизнь преподавал теорию и методику физического воспитания в Гомельском государственном университете, где они и познакомились, а мама работала педагогом в Училище олимпийского резерва. Так случилось, что после двух перенесённых инсультов отец на 14 лет был прикован к постели, а мать стойко и с большой любовью каждую минуту была с ним. И именно их отношение к жизни, добру и справедливости, к семье и близким, к дому и родине формировали мои жизненные ценности и мировоззрение.

— До судейства вы какое-то время занимались футболом и, наверное, другими видами спорта. Какую дорогу могли выбрать? Может, пойти в науку, поскольку среднюю школу в Гомеле вы закончили практически на «отлично»?

— Школу я закончил без золотой медали: случилась четвёрка по русскому языку. Закончил экономический факультет Гомельского университета, юридический факультет и аспирантуру этого же ВУЗа. Но, как разумно замечает моя горячо любимая старшая сестра Жанна, кстати, старший преподаватель математического и функционального анализа, предрасположенность к занятию наукойсвязана с истинной глубиной профильных знаний, а не с количеством дипломов. Я учился быстро, легко, собирая дипломы и степени. Но, спустя годы, могу сказать, что профессором я себя чувствую только в футбольном мире.

— Помните ощущения, когда в белорусском чемпионате вы в первый раз вышли на поле в качестве судьи?

— В моей памяти отчётливо отложился первый матч:в 16 лет я ассистировал на областных соревнованияхв городском посёлке Корма, где инспектором был знаменитый гомельский судья советских времён Эрнест Дробышевский. Он так переживал за меня, что сел на трибуну напротив, и каждый раз вскакивал и поднимал руку вверх, помогая определять положение «вне игры».

— Кто был Вашим кумиром в судейском деле?

— У меня никогда не было конкретного кумира, но я изучал манеру и методику многих школ и поколений. Мощнейшую советскую школу с огромным количеством ярких и самобытных личностей; лёгкий и элегантный итальянский стиль судейства; традиционную, уходящую в глубокую футбольную историю, британскую школу; педантичный немецкий подход; контактность и коммуникабельность латиноамериканских судей.

— Сегодня вы лидер в судейском корпусе нашей страны — как во внутреннем чемпионате, так и на международной арене. Кого из наших бывших и действующих арбитров Вы бы отметили?

— И наш мэтр Вадим Жук, и прославленный ассистент Юрий Дупанов, обладавший безграничным талантом Сергей Шмолик, и белорусский судья-международник Олег Чикун —они всегда были рядом со мной и делились своим опытом. Но самое важное — это помнить свои корни и местные традиции, и всегда вспоминать добрым словом тех людей, с кем ты делал самые первые шаги на детских и дворовых соревнованиях. А также тех, кто учил тебя держать свисток и объяснял, в какой карман класть карточки.

— Известно, что Говард Уэбб мог показатьигрокам команд несметное количество предупреждений. К примеру, в финальной игре ЧМ-2010 в ЮАР во встрече Испания —Нидерланды (1:0) он достал 14 жёлтых и однукрасную карточку. Тем самым побил рекорд по «горчичникам» для финальных матчей мундиаля. Существует ли судейский предел в наказаниях игроков и команд?

— Ну вы знаете, что судьи на высоком уровне не рады большому количеству карточек и наказаний. И,если такие матчи случаются, это всегда дополнительный повод посмотреть на свою работу со стороны критически. И подумать: всё ли ты сделал правильно, не упустил ли матч из-под своего контроля, и не потеряли ли показанные тобой карточки профилактическую и превентивную меры.

— В каких странах вам приходилось судить национальные чемпионаты и международные матчи сборных?

— Так как я сужу под эгидой УЕФА в основном матчи европейских клубов и сборных, гораздо проще вспомнить страны, где я не судил. За исключением Андорры, Сан-Марино и Лихтенштейна, я как,белорусский арбитр, побывал везде.

— Судейская тема — всегда лакомый кусочек для болельщиков. Один из векторов осуждения —необъективность или предвзятость…

— Там, где есть предвзятость, заканчивается профессиональное судейство. И игроки, и тренеры, и в большей своей массе болельщики понимают, что судейство очень сложный, комплексный процесс, где остаётся место субъективной оценке конкретному эпизоду. И хочу заметить: даже сейчас, при возможности оценить эпизод с помощью десятков видеокамер и замедленных повторов, остаются моменты, которые заставляют специалистов и любителей футбола спорить и дискуссировать о различных трактовках. За это, впрочем, тоже любим футбол.

— Какими наиболее важными качествами должен обладать главный судья, чтобы достойно выдержать окрики или прямые «наезды» футболистов команд-соперниц?

— Характер арбитра проверяется и формируется с самого начала его карьеры. Ведь до самого верха доходят очень подготовленные личности, для которых разобраться с «наездами» конкретных игроков не доставляет большого труда. Ну а среди качеств, которые необходимы элитному арбитру, я бы выделил следующие: сила характера, ответственность, умение управлять своими эмоциями, мужество, коммуникабельность, оптимизм, скромность и любовь к своему делу.

— В декабре 2020 года женщина впервые в истории была арбитром матча футбольной Лиги чемпионов — француженка Стефани Фраппаротсудила встречу между «Ювентусом» и киевским «Динамо», а до этого была главным арбитром вматче за Суперкубок УЕФА. Насколько, по-вашему, возможно влияние женской эмансипации в судейской теме как у нас в стране, так и за рубежом?

— Я прекрасно знаю Стефани и восхищаюсь еёдухом. Она стала первой женщиной, которая вышла в открытый футбольный «космос»: отсудить Суперкубок УЕФА «Ливерпуль» — «Челси» дано не каждому. Считаю, что она навсегда вписала своё имя в историю. Сейчас, глядя на неё, появилось много прекрасных женщин-арбитров, в том числе и в нашей стране, которые по уровню профессионализма и подготовки дадут фору многим мужчинам.

— Насколько известно, предельный возрастной ценз арбитров ФИФА — 45 лет. Исходя из этого, вы можете судить на международной арене ещёполтора-два года. Кем себя видите после судейской карьеры?

— В последние годы понятие возрастного ценза не существует, поэтому в ближайшее время я продолжу заниматься любимым делом, а впоследствии буду делиться своим опытом с нашими молодыми арбитрами, работать в своих других сферах и бегать полумарафоны, чтобы не «ржаветь».

Последнее

подписка

Подписка оформлена! Ждите наших новостей

Любителям

Выставка «Отдых-2023»: открываем новые туристические горизонты

Иван Прокопьев: План – зарабатывать на боях