«Я шел к этому 20 лет!«. Артём Морозов о личном рекорде и минувшем чемпионате мира

На недавнем чемпионате мира по водным лыжам за электротягой, прошедшем в польском Сосновце, прыжковый финал получился просто фантастическим. 

В квалификации словак Александр Вашко, подняв планку мирового рекорда на казавшуюся нереальной высоту — 70,3 м, убедил всех, что на местной лебёдке можно, что называется, обрести крылья. В решающем круге затем почти все его участники прочувствовали это, обновив собственные «личники». И дальше всех приводнился новополочанин Артём МОРОЗОВ, завоевавший титул планетарного чемпиона с новым рекордом Беларуси — 69 метров. К этой цели он шёл 20 лет. И, как признался журналисту «СП», в Польше именно на прыжки с трамплина и делал основную ставку: 

— Это мой коронный вид, который больше всего нравится и получается. В последние годы я стал больше внимания ему уделять. Хотелось именно на трамплине в полной мере реализоваться. 

— Какой у вас был «личник» до этого?

— 64 м. Установил его в 2017 году на Кубке мира в Шанхае. На заключительном сборе в Волчковичах мне не раз удавались подобные попытки, что, безусловно, вселяло оптимизм. Вообще, на тренировках у нас не замеряют длину прыжков, поэтому только примерно могу сказать, что приводнялся где-то в районе 63 — 64 метров. С особым предвкушением в Сосновец ехал ещё и потому, что эта польская лебёдка, наверное, лучше всего подходит для прыжков. Узнал об этом буквально за неделю до чемпионата, когда увидел результаты прошедшего там прыжкового турнира. Они, прямо скажу, впечатлили. Россиянин Владимир Рянзин улетел на 67,1 м. Это дальше мирового рекорда. Его, правда, не засчитали, потому что не были соблюдены все условия. Для этого, во-первых, акватория должна соответствовать международным стандартам, то есть быть гомологированной. Во-вторых, нужны судьи определённой категории, которые к тому моменту в Сосновец ещё не приехали. 

— Ваши ожидания оправдались после опробования дороги?

— Признаться, не совсем. На первых двух тренировках не удавалось подстроиться под лебёдку. Но это естественно. Чтобы понять, как всё работает, привыкнуть к специфическим условиям, нужно какое-то время. На третий день у меня уже получилась классная попытка. Как сказали, она была самой дальней из всех, кто там прыгал. И я понял, что можно замахнуться на серьёзный результат. 

— В квалификационном круге, надо полагать, всех изумил словак Александр Вашко, поднявший планку мирового рекорда до фантастических 70,3 метра?

— Он действительно удивил. Тем более Александр прыгает с низкого трамплина — 165 см, а не 180. Мы можем выбирать его высоту. Большинство спортсменов отдают предпочтение тому, что повыше, так как с него больше шансов улететь дальше. Но его сложнее обработать. Поэтому, видимо, Вашко и прыгает с меньшего. Я воспринял его рекорд как вызов. Но Александр был далеко не единственным серьёзным конкурентом. Там такое место, что все сильные прыгуны, если всё правильно сделать, способны далеко приводниться. Финал это подтвердил. Он очень напряжённым получился. Но для меня начался неудачно. В первой попытке я чуть не упал, во второй тоже не всё хорошо сложилось. Когда стараешься всё делать по максимуму, на пределе, не исключены внезапные ошибки. 

— В воздухе почувствовали, что третья попытка особенная?

— Да, я понял, что она сродни той тренировочной, о которой сказали, что самая дальняя из всех. Так, в принципе, и оказалось, может, чуть не дотянул до неё, показав 69 м. 

— Когда Папакуль выдал 67,6 м, волнение увеличилось?

— Я стартовал сразу после него. И буквально в самую последнюю секунду услышал результат Никиты. Не скрою, он немного добавил адреналина. Но паники не было. Я ехал на попытку с мыслью: всё или ничего. Ни о чём особенном не думал, только о том, как всё правильно сделать. А в воздухе просто наслаждался полётом. Я очень благодарен всем, кто помог мне достичь этого результата. Прежде всего, конечно, тренерам Аркадию и Владимиру Геновым, которые на протяжении всех этих лет вкладывали в меня знания и душу и вылепили из меня чемпиона мира. Владимир Николаевич и в Сосновце был рядом, перед стартом посоветовал ничего не мудрить, а просто сделать то, что могу. 

— А как думаете, почему в первом финале — в фигурном катании — явно недобрали?

— Как уже сказал, на тренировках я больше внимания прыжкам уделял, видимо, накатки в «фигурах» и не хватило. 

— В отличие от лидеров, у которых программы чуть ли не целиком состоят из сальто, у вас их только шесть... 

— Их непросто освоить. Мне они тяжеловато даются, а лайны, физически очень затратные и требующие больше времени на исполнение, напротив, неплохо получаются. Поэтому 5 — 6 их также включаю в программу. Они чуть подешевле, но тоже довольно дорогостоящие. Вся же программа у меня почти на 8500 очков.  

— В данном случае вам что-то не засчитали?

— Первое сальто. Не знаю, чем оно арбитрам не понравилось. Может, решили, что низковато сделал или провернул. Вообще, судейская бригада всех довольно жёстко оценивала, придиралась к малейшим погрешностям. Не скажу, что я сильно расстроился из-за 8-го места в этом виде. Признаться, изначально не связывал с ним больших надежд. Хотя, если б то сальто засчитали, и в многоборье не 4-м бы стал, а вторым. Конечно, из-за этого немного обидно, но после драки кулаками не машут. Как есть, так есть. 

— А как расцените свои 5,5 буя на 12 метрах в слаломе?

— Это мой средний результат. Покатайся мы немного больше на этой лебёдке, может, и немного лучше бы проехал. К ней нужно долго привыкать. Она очень своеобразная. Сразу по приезде почти никто даже первую трассу взять не мог. Там специфический шестой буй. Обычно он самый простой, а тут на нём тяга появлялась, из-за чего все падали. И я на первой тренировке два раза подряд только по пять буёв огибал. Потом немного подсёк, что к чему, — и что-то стало получаться. 

— Как вы попали в водные лыжи?

— Никакой интересной истории с этим не связано. Просто родители привели именно в эту секцию. Начал заниматься, что-то стало получаться. Понравилось. 

— И появилась мечта — стать чемпионом мира?

— Мне кажется, с того момента, как начинают осознанно тренироваться, все к этому стремятся. Если спросить у любого ребёнка из нашей спортивной школы, чего бы он хотел добиться, почти в 100 процентах случаев ответ будет: «Хочу стать чемпионом мира!». И я не был исключением. Всю свою спортивную карьеру шёл к этому. И вот спустя 20 лет мечта сбылась. На этом длинном пути хватало травм, слёз, неудач, сомнений. Много всего было. Но оно того стоило.

— Немалую роль сыграл тот факт, что ваша школа исправно выдаёт чемпионов?

— Да, рядом всегда хватало ребят, которые благодаря усердным тренировкам уже многого достигли. Видя их пример, я понимал: всё возможно, нужно только работать. И атмосфера к этому располагала.

— И какую следующую цель ставите перед собой?

— Хотелось бы забрать у Александра Вашко мировой рекорд.

Последнее

подписка

Подписка оформлена! Ждите наших новостей

Любителям

Дмитрий Варец о бое с эстонцем Оттом Реммером на турнире King of Kings

Андрей Коваленко подвел итоги чемпионата Беларуси по лыжероллерам и кроссу