Константин ШАРОВАРОВ: В любой ситуации умей собраться

Имя олимпийского чемпиона по гандболу Константина Шароварова даже спустя три с половиной десятка лет после победной Олимпиады в Сеуле продолжает оставаться на слуху у отечественных спортивных специалистов и простых любителей ручного мяча.

Он уже давно является главным тренером женской столичной команды «БНТУ-БелАЗ» и неоднократно приводил своих воспитанниц к завоеванию золотых наград в чемпионате нашей страны и в Кубке Беларуси. Также его подопечные достойно представили клуб на международной арене в различных европейских турнирах.

На старте нового гандбольного сезона корреспондент «СП» побеседовал с заслуженным мастером спорта СССР.

— Главная задача на стартовавший национальный чемпионат — вернуть статус победителя. В прошлом сезоне уступили пальму первенства своим основным конкуренткам в лице «Гомеля». Будем стремиться возвратить чемпионство и Кубок.

— У каждого из звёздных гандболистов свой путь к спортивному Олимпу. Каков был ваш?

— Мои родители, можно сказать, никак не влияли на мой выбор. Им как-то не до спорта было. Разве что старший брат Александр убеждал меня, что нужно заниматься. Поэтому я увлекался и волейболом, и борьбой, и гимнастикой, и гандболом — всё это попробовал. Я со своими ровесниками сутками не вылазил со двора, познав все премудрости «вольной»жизни. Подраться — пожалуйста, поиграть в хоккей зимой — не вопрос, летом в футбол погонять — нет проблем.

— Школьные годы прошли в столице?

— Да. Я учился в нескольких минских школах. Ближе к окончанию восьми классов уже практически определился со спортивным выбором — это был ручной мяч. Во второй половине 70-х гандбол у нас был в почёте. Ведь на Играх 1976 года в Монреале советская сборная впервые стала чемпионом, а молодёжная команда СССР до московскойОлимпиады-1980 дважды кряду становилась чемпионом мира. В девятом классе поступило предложение продолжить образование и параллельно расти в гандбольном мастерстве в Республиканском училище олимпийского резерва, что на улицеТарханова. Мне хочется сказать спасибо моему первому тренеру Аркадию Александровичу Брицко, который рассмотрел во мне будущего спортсмена. Свой вклад в моё развитие внёс и наставник НиколайИванович Короткин. В РГУОР я уже был под началом Виктора Петровича Косинского, который передал меня в СКА: сначала в дубль к Леониду Ивановичу Бразинскому, а затем к самому Спартаку Петровичу Мироновичу. На тот момент я был студентом Минского института физической культуры. Тогда было огромное счастье играть в составе топ-команды ивыигрывать, а о деньгах думалось уже потом.

— Помните свой приход в столичный СКА?

— Поначалу сказывалось волнение: как меня примет команда? Ведь известно, что закрепиться в «армейском» клубе было намного сложнее, чем туда попасть. Я играл на позиции правого крайнего на пару с Юрием Шевцовым. Помню, что в первом туре чемпионата СССР в Каунасе я оказался самым молодым игроком.

— В те времена в мире было немало профессиональных игроков, которые могли являться примером для молодых. У вас кто-то значился в фаворитах?

— Поскольку впереди планеты всей в ручном мяче была сборная Советского Союза, а среди клубов блистал минский СКА, то я учился у моих старших товарищей Александра Каршакевича и Юрия Шевцова, как у лучших крайних игроков не только сборной Союза, но и мирового гандбола. Даже невооружённым глазом было заметно, что для Саши были характерны финты и невероятные подкрутки —он исполнял их виртуозно. А у Юры в игре прослеживался трезвый расчёт и умение перехватывать мяч. А свой коронный бросок с переводом в ближний угол я придумал сам. Признаюсь, что однажды меня сильно толкнули, и в полёте, чтобы сохранить координацию, принял непривычное положение, откуда мяч сам собой перевёлся в ближний угол — к изумлению вратаря. Потом начал оттачивать этот бросок и понял — этот приём работает!

— Несмотря на молодость, вы уверенно проложили себе путь в национальную сборную СССР, которая готовилась к Олимпийским иградам 1988 года.

— В любой ситуации умей собраться и сказать себе: «Я всё равно попробую это сделать». Если говорить, насколько закономерным было моё попадание в число двенадцати игроков на Олимпийские игры в Сеул, аименно столько имён-фамилий должно было значиться в окончательном заявочном списке… Я ведь после попадания в основу СКА, дважды под руководством наставника Спартака Мироновича сыграл на молодёжных чемпионатах мира: в 1983 году в Финляндии, а в 1985-м — в Италии. И эти мундиалиоказались для нас победными. Гандболисты советскойсборной, в числе которой были воспитанники белорусского гандбола Георгий Свириденко и Валерий Тиунчик, уверенно провели эти декабрьские топ-турниры. Перед нами не смогли устоять такие сильные дружины, как Югославия, Франция, Испания, Швеция, Чехословакия, Восточная и Западная Германия, Дания, Египет. Поэтому закалка для выступлений на взрослых турнирах, в том числе и на Олимпиаде, была достаточно прочной.

— Игры в Сеуле стали для вас первыми и единственными в карьере. Чем они больше всего запомнились?

— Сразу впечатлило количество людей в олимпийской деревне — спортсменов, тренеров и других специалистов. Так получилось, что все белорусские гандболисты из советской дружины жили там в одной квартире — Александр Каршакевич, Юрий Шевцов, Александр Тучкин, Георгий Свириденко и я. На тот момент сборная СССР считалась командой XXI века. Поэтому задача, естественно, стояла только одна —выиграть золотые медали, а другие варианты в расчёт не брались.

— Известно, что на старте олимпийского гандбольного турнира вас догнала приятная весть — ваша супруга Людмила родила сыновей-близнецов Константина и Александра…

— Да, было такое — 21 октября мы играли важнейший матч с Югославией, а в штаб советской команды пришла телеграмма, что моя жена осчастливила меня двойней. Но, видимо, перестраховываясь, чтобы я вдруг не нарушил режим по случаю радостного события, ответственные работники нашей делегации решили повременить и не сообщать мне благую весть. Я всё-таки узнал все приятные новости до окончания игры и был на седьмом небе от счастья. В один из дней, когда была игровая «форточка», вся пятёрка белорусов прогуливалась по Сеулу, а потом я обнаружил на своей кровати две очень симпатичные маечки для моих сыновей. Гуляли вроде и вместе, а парни как-то изловчились купить подарок так, что я не заметил. Приятно было — что ни говори!

— После олимпийского «золота» в Сеуле и «серебра» на чемпионате мира в Чехословакии по возрасту Вы еще вполне могли поехать на Игры-1992 в Барселону…

— Я очень хотел сыграть на второй Олимпиаде, но, увы, помешали обстоятельства. За год до старта получил травму ахиллова сухожилия на правой ноге. Операцию мне сделали в Финляндии — всё прошло успешно. И через четыре месяца я снова влился в игру с мечтой о предстоящем старте на Играх-92. В то время немало забивал. А потом случилась очередная драма. По иронии судьбы, играя за сборную СССР на турнире в Испании, я еще раз повредил злополучное сухожилие. И три месяца не снимал гипсовый сапог. Как ни печально, но мечта о «золотом» дубле канула в Лету. После операции врачи не рекомендовали играть в гандбол и вообще сомневались, что Шароваров когда-нибудь сможет нормально ходить. Доктора мне сразу не сообщили, что после второй операции сухожилие стало на полсантиметра короче. Как следствие — не было полного хода стопы. Тем не менее спустя какое-то время я вновь оказался в строю. Но, учитывая свой характер и желание, решил бороться, восстановился и играл после этого ещё 10 лет. Причём не самых плохих лет. Выступал уже в составе белорусской команды на первом для нашей страны чемпионате Европы в 1994году в Португалии, где я вошёл в Star Team, а Беларусь заняла восьмое место среди шестнадцати участников. Кроме того, я профессионально «пробегал» ещё девять легионерских лет, выступая за немецкий, израильские и шведские гандбольные клубы. Причём период в Скандинавии оказался самым продолжительным —целых пять лет. Таким образом, не кому-то, а самому себе доказал, что могу бороться.

— Большинство известных игроков постсоветского периода продолжили спортивную карьеру за рубежом в Испании или Германии. А как вас занесло в Израиль?

— Тогда многих наших гандболистов заносило за рубеж. Всё зависело от того, откуда и какие предложения поступали. Впрочем, мой легионерский хлеб начинался в Германии в клубе второго дивизиона SV Blau-Weiß Spandau, где я провёл всего лишь три месяца. А уже потом уехал в Израиль в команду «Маккаби Ришон ле-Цион», за которую я отыграл два года. С небольшим перерывом у меня был годичный отрезок выступления в израильском клубе «Маккаби» из Кирьят-Моцке. Я был не одинок в этой стране, потому что со мной всё время была моя семья. Более того, к тому времени в израильском чемпионате уже играли «наши» гандболисты — экс-голкипер ЦСКА Вадим Валейша и разыгрывающий Леня Беренштейн, представлявший раньше запорожский клуб ЗИИ. Всвоё время я выступал с ними на чемпионатах мира в составе молодёжной сборной СССР.

Последнее

подписка

Подписка оформлена! Ждите наших новостей

Любителям

Стартовали продажи билетов на III Этап Кубка содружества по биатлону

Выставка «Отдых-2023»: открываем новые туристические горизонты