Марина ЗУЕВА: Олимпиада постепенно догоняет

Максималистка по натуре, она всегда ставит перед собой самые высокие задачи.

И на Олимпиаде в Пекине Марина ЗУЕВА нацеливалась на подиум, а показала 7-й результат в масс-старте, такой же — в командной гонке преследования и 9-й — на «пятёрке».

И хотя подтвердила статус лидера сборной, таким выступлением, как призналась корреспонденту «СП», она сама осталась недовольна:

— В последние два года меня преследовали проблемы со здоровьем: какая-то ненормальная ситуация с гормональным фоном и постоянная перетренированность. Кроме того, сказывается психологическая усталость от команды. Я больше не чувствую, что развиваюсь в ней. Однако амбиции, желание доказать, что что-то могу, были. Ведь по ходу сезона показывала хорошие результаты и была уверена в себе. Правда, ситуация складывалась волнообразно. На одной тренировке 5 км с места проехала очень быстро, а повторить тот бег не получалось. И от Олимпиады остались неоднозначные впечатления. Вроде выдала всё, что могла. Но это не те результаты, на которые рассчитывала. Из-за этого в душе — пустота, недовольство собой. Олимпиада постепенно догоняет. Она вроде прошла, но в мыслях не отпускает. Только теперь начинаешь понимать, насколько это большие соревнования, ради чего старалась и что на выходе получила.

— Какой нашли китайскую «Ледяную ленту»?

— На Олимпиадах всегда стадионы очень яркие и красивые. И пекинский мне очень понравился. Лёд был рабочим. С Калгари его, конечно, не сравнишь. На высокогорье скольжение намного лучше, нет такого сопротивления, поэтому скорости намного выше. А бежать нравится там, где хорошо себя чувствуешь. Если ты в идеальной форме, всё получается, то запомнишь и открытый лёд в Базельге.

— Имея опыт выступления в Пьенчане, с волнением легче было справиться? — У меня было хорошее волнение, что говорит о боевой готовности. Несмотря на то, что к первой дистанции ещё до конца не адаптировалась, страха не испытывала. Я всегда хочу бежать. Мне это интересно. Я люблю соревнования, их атмосферу.

555

 

— На «тройке», которой программа открывалась, ещё не приходилось рассчитывать на высокий результат? — На Восток мало выездов, поэтому, видимо, и сложнее адаптироваться. Этот процесс у всех протекает по-разному. Мне нужно где-то 12 — 14 дней. На 10-й ещё кровь из носа шла, а бежала я на 9-й. Но психологически это абсолютно не давило. Я не обращаю внимания ни на кровь из носа, ни на чьи-то обидные слова, ни на недостаток света на стадионе или наточенные не так коньки. У меня есть воля и желание бежать, всё остальное неважно. Поэтому стремилась максимально выложиться и порадовать себя хорошим техничным бегом.

— Как восприняли тот факт, что вашей соперницей станет китаянка? — Обрадовалась этому, ведь ей гарантировалась поддержка трибун, а значит, и мне. Правда, рассчитывала, что она посильнее будет. Два года мы её не видели на международных соревнованиях. Я знала, что она хорошо «полуторку» бежит. А длинные дистанции, как и обычно китаянки, похуже тянет.

— А как вам более любимая «пятёрка» затем далась? — Нормально. Я показала хороший результат. Относительно рекордсменки мира Натальи Ворониной, считаю, лучше выступила — она, замкнув шестёрку сильнейших, больше проиграла своему лучшему результату, чем я. Бег был энергичный, техничный, реальный. Я выложилась и осталась довольна своим исполнением. Просто, чтобы выигрывать, нужно ещё в чём-то добавлять.

— В масс-старте даже не всем фаворитам удалось отобраться в решающий круг… — И для меня полуфинал очень тяжёлым оказался. Я старалась использовать все шансы и слишком много наводилась. В масс-старте нередко ты и здесь, и там пытаешься ускориться, чтобы набрать очки, оторваться, а всё складывается не в твою пользу. И в данном случае чуть отобралась, много сил потратив. Будь я в тот день увереннее в себе, наверное, иначе бы строила забег. А так пришлось и вести гонку, и догонять. Вместе с тем, если бы спокойно сидела в группе, ничего не делая, в решающий круг в столь сильной конкуренции не пробилась бы.

— Восстановиться к нему успели? — Какое там! Я так наработалась, что 45 минут для этого не хватило. На старт финала выходила уставшей. С некоторыми девочками из других команд мы договорились вместе уехать в отрыв. Однако они не смогли подхватить мою атаку. Это резко нужно делать, из-за спины, после ускорения, когда никто не ждёт. А казашка, не имеющая такого опыта, слишком плавно начала, хотя вроде и поддержала: мол, поехали-поехали. Лучше бы я сама попыталась неожиданно уехать. Но кто ж знал, что так случится. Да и в финале сейчас особо не отпускают.

— Вообще реально было бороться за подиум со Схоутен, Блондин и Лоллобриджидой? — Если только в отрыв уехать, а на финише — нет. Пару раз в год у меня бывает состояние, когда могу мощно ускориться. В остальных случаях, как дизель, просто долго тяну за счёт выносливости.

— В командной гонке в глубине души наверняка рассчитывали на медаль? — Нет. Если все звёзды сойдутся, нам реально было сразиться за 5 — 6-е места. Но 12 февраля я тяжеловато себя чувствовала. После «пятёрки» почти всю ночь не могла заснуть. А назавтра, подремав 3 — 4 часа, пришлось бежать четвертьфинал. Я сделала всё, что могла. В итоге нам 0,2 секунды не хватило, чтобы бороться за 5 — 6-е места.

К сожалению, в команде у нас непростые отношения с девочками, нет сплочённости. Из-за этого в ближайшем будущем вообще не вижу себя в этой гонке. Мы слишком разные. Я не могу работать в такой атмосфере, психологически очень устаю. Однако в Пекине мы сделали всё, что могли. По крайней мере, я сама точно выложилась на все сто. В полуфинале затем хорошо себя чувствовала.

Плюс мы тактику поменяли. Катя Слоева разгоняла 500 метров, а я четыре с половиной круга доезжала. Женя Воробьёва вообще не вела. Она послабее, но со своей ролью справилась хорошо — подталкивала меня в начале, я чувствовала её лежащую руку. То есть всё, что тренер требовал, она сделала. Если бы мы так, как 15-го числа, проехали 12 февраля, попали бы в шестёрку. Мне кажется, тактику следовало раньше поменять — ещё на этапах Кубка мира, но мы почему-то этого не сделали. Она позволила обыграть полек и норвежек, только поезд к тому моменту ушёл.

— Есть ли кого ещё накатывать на командную гонку? — Коньки — очень тяжёлый вид. Нужно много пахать, чтобы что-то показывать. В отличие от Нидерландов, России, у нас таких желающих мало. На первенстве страны сейчас понравилась только Полина Сивец, которая неплохо тянет длинные дистанции. Вообще, всё зависит от тренера. Если он амбициозный, заряжает детей, то будет толк. Командную гонку нужно, конечно, расширять — не три человека готовить, а шесть, которые смогут слаженно ехать, друг другу помогать и верить в общий успех.

— Вы, судя по всему, собираетесь помогать в работе с молодёжью? — Просто я пока не понимаю, что дальше делать. И ищу варианты, где могу быть полезной. А это инструкторская и тренерская деятельность. Есть желание передавать детям свой опыт, помогать им раскрыться. Тем более занималась уже этим.

— Но карьеру завершать пока ведь не собираетесь? — Признаться, не знаю. Как уже сказала, в этой команде не вижу перспектив своего роста. И найти другое место для тренировок сейчас невозможно. Вроде и хочется готовиться дальше, прогрессировать, развиваться, но пока тяжело. И на Олимпиаде не получилось выступить так, как хотела. И сезон закончился грустно. И в последние два года из-за проблем со здоровьем не удавалось показать действительно энергичный, заряженный бег, идёт спад формы, постоянная перетренированность. Хотя при этом на тестированиях на велосипеде показываю какие-то запредельные результаты, сумасшедшие ватты выжимаю. То есть в чём-то вроде прогрессирую. Но стабильности, увы, нет. К тому же смотришь на то, что вокруг происходит, и понимаешь, что сейчас не до спорта.

— Чем-то ещё Олимпиада запомнилась? — Наверное, антиковидными мерами, тем, что каждый день тесты сдавали, постоянно маски носили и могли передвигаться исключительно в пределах «пузыря». Но на общении между спортсменами это практически не сказалось. Зрители на трибунах были, но не много. А я обожаю, когда стадион гудит, сердце сразу начинает биться, настраиваюсь на эту волну. Обычно в Нидерландах, Норвегии царит фантастическая атмосфера. С прошлого года этого очень не хватает. В Китае, когда с китаянкой бежала, болельщики пошумели, но всё равно не так громко, как раньше.

— О чём вы сейчас мечтаете? — Во-первых, сделать ремонт в квартире, чтобы можно было переехать от родителей. Но, насколько он затянется в нынешней ситуации, не знаю. Во-вторых, хочется определиться, как дальше тренироваться, с кем, для чего.

Елена ДАНИЛЬЧЕНКО

Последнее

подписка

Подписка оформлена! Ждите наших новостей

Любителям

В Узде торжественно открыли многофункциональную спортивную площадк

Растопили лёд своими горящими сердцами