Слова ещё не дело

Целеустремлённый и трудолюбивый, сдержанный и хладнокровный в бою, но не без горячего сердца и горящих глаз, он делает большие успехи не только на Родине, но и на мировой арене.

О заслугах рассказывает скромно, а хвалить себя и вовсе не любит. Молодой боец, уроженец Могилёва Александр Ковалёв успел за свои 23 года взять «бронзу» на чемпионате мира по ММА под эгидой GAMMA, а также войти в призы на турнире аналогичного уровня по панкратиону. В сложившейся тяжёлой ситуации из-за коронавируса, когда все турниры отменены, спортсмен надеется, что в скором времени ему удастся провести поединок и заключить контракт с хорошей организацией, а пока он делится с нами своей историей.

В детстве, как и большинство ребят, Александр успел попробовать себя везде: увлекался и футболом, и лёгкой атлетикой. В 14 лет пошёл на дзюдо. Спустя какое-то время Ковалёва позвали в секцию по ММА, которую тогда открыл в родном городе его товарищ.

— Почему сделали выбор именно в пользу смешанных единоборств?

— В дзюдо не остался, потому что поздно пришёл, да и особых результатов не было. Просто остыл со временем.

— Очевидно, растущая цифра выигранных боёв в октагоне определила истинный путь?

— Наверное, так. Верю в себя, благодаря опыту, который получил, выступая среди любителей. Всё получалось, поэтому так сложилось.

— А что с поддержкой? Все были согласны с вашим выбором?

— Мама плохо относится, раньше так вообще отрицательно. Со временем прошло, когда поняла, что выхожу на более серьёзный уровень.

— Когда дебютировали в профессиональном спорте, испытывали страх? 

— Дебютировал в 2016 году. Не скажу, что было страшно, особо сильных переживаний не испытывал. Разве что чувствовал небольшой мандраж.

— Кто был для вас самым тяжёлым соперником?

— В общей сложности число оппонентов сейчас приблизилось к сотне. Соперников было так много, что всех трудно припомнить. Наверное, со спортсменом из России на витебском турнире возникли небольшие проблемы. Тогда было тяжело, потому что дали ещё третий, дополнительный раунд.

— Тогда большая проблема, видимо, поражение? Но иногда оно может послужить хорошим уроком…

— Да. Поражения важны не меньше побед. Однако, если будешь постоянно проигрывать, веру в себя можно утратить. И вообще, если череда неудач тянется одна за другой, значит, ты ничему не учишься.

— В истории ММА-сообщества существует немало ярких примеров обидных поражений. Тот же Майкл Пейдж в поединке с Дугласом Лимой…

— Когда ты ведёшь весь бой, а по итогу попадаешься на болевой или, ещё хуже, тебя нокаутируют, кажется, ничего обиднее быть не может.

— В вашей практике были такие случаи?

— Был момент, когда выигрывал и на последней минуте взяли на удушающий — не сдавался и терпел до последнего. Победу отдали мне.

1
Вице-президент лиги WWFC Денис Перч, Александр Ковалев, Алексей Анцыпович и Юрий Булацкий (слева направо)

— На NFG 11 в поединке с Петром Солдатенко вы закончили схватку за минуту. Видимо, обидные поражения — это конёк ваших соперников…

— Профессиональный рекорд играет важную роль в карьере бойца. Это многое значит для него, потому что именно от этого зависит, заметят ли его менеджеры или пригласит хорошая организация для подписания контракта. На моём счету пока ни одного поражения и пять досрочных побед из семи.

— Самой популярной в мире на сегодня остаётся организация UFС. Какие ещё являются популярными и можно ли там выступать нашим соотечественникам?

— Да, мечта любого бойца — стать профессиональным чемпионом и взять соответствующий титул UFС. Наверное, можно назвать Bellator MMA, PFL, One Championship. Кстати, последняя среди спортсменов ММА считается как третья лига в мире. Выступить может каждый, главное, чтобы было желание и, наверное, хороший менеджер.

— Несмотря на то что смешанные единоборства нашли отклик в США, их стремительное развитие сейчас наблюдается в соседней России. Чего не хватает нам?

— До нас как-то медленно всё доходит. Залы есть с необходимыми условиями, появляются достойные бойцы. Хотя бы взять Михаила Одинцова, который недавно подписал контракт с PFL, — важный момент для смешанных единоборств в стране. Артём Дамковский, Алексей Кудин, Андрей Орловский — первый белорусский чемпион UFC — звёзд достаточно. Может, проблема в отсутствии поддержки со стороны государства плюс в освещении самого вида спорта.

— Вы сказали про менеджера: когда-нибудь возникали недопонимания с ним по поводу выбранных оппонентов?

— Алексей Анцыпович отлично знает свою работу, и я солидарен с ним. Он подбирает для меня соперников, анализируя их рекорды и регалии, но обычно мы не обсуждаем с ним эту тему — данный вопрос с ним согласовывает мой тренер Юрий Булацкий.

— С кем вам работать проще? Антропометрия играет не последнюю роль…

— Проще работать, конечно, с соперниками ниже ростом или такого же, как я. Тактика, которую изберу, зависит от человека напротив. Вообще, предпочитаю драться в стойке, но бороться умею не хуже. Понятно: если противник плох в партере, буду стараться перевести его в это положение, если наоборот — стану навязывать бой в стойке.

— Некоторые бойцы отличаются особой напыщенностью. Такое поведение не выводит из себя?

— Люди хорошо запоминают таких спортсменов, однако это должно идти на пользу бойцу. Это оправдано, если дерзость — черта твоего характера. Если ты показываешь себя таким не только в интервью или в преддверии боя, но и на ринге. Нужно соответствовать обещаниям. В профессиональных боях такого не наблюдалось. 

— Да, так называемых «треш-токов» хватает…

— Например, бой Конороа с Хабибом. Первый говорил, чего не следовало, переходил на личности, оскорблял. В результате ничего не показал, раунда не взял, даже ни одного эффектного момента не было с его стороны. Яркий пример человека, который много болтает. 

— Что делать нашим бойцам, чтобы быть узнаваемыми?

— Постепенно раскручивать социальные сети, инстаграм очень важен, когда выходишь на серьёзный уровень. За этим следят промоутеры, и во многом от этого зависят твои гонорары. Проявлять эмоции на публике стоит, но непосредственно в бою быть сдержанным и хладнокровным — залог успеха.

— Выступление на турнирах по ММА — это ещё и шоу. Наверное, роль играет даже подбор песен на выход. Что думаете?

— Музыку подбираю в зависимости от настроения. Иногда специально ориентируюсь на вкусы публики, чтобы зал как-то поддержал. Бывает, наоборот, выхожу под то, что нравится исключительно мне и заряжает на бой. В целом для меня это не особо много значит — хочется просто драться в серьёзных лигах с серьёзными бойцами и получать за это хорошие деньги.

— А как же прозвище или любимый ритуал, известный всем?..

— Прозвищ нет, и не хочу, чтобы они были. Разве только его придумают в будущем сами зрители, и оно за мной закрепится. И ритуалов никаких нет — человек не суеверный. Обычно прокручиваю сто раз в голове возможные ситуации в поединке, разминку и сам выход, чтобы во время соревнований меня ничто не могло удивить.

— И кумиров, очевидно, тоже нет…

— Совершенно верно. Есть те спортсмены, за поединками которых слежу и работой которых наслаждаюсь, а кумиров себе не создаю.

Последнее

подписка

Подписка оформлена! Ждите наших новостей

Любителям

КХЛ. Принс, Паре и Тэйлор согласились на понижение зарплат в минском «Динамо»

Что не убивает, делает сильнее