Талант ДУЙШЕБАЕВ: мне везде комфортно, где бываю

(окончание)

— Талант, судя по карьерной лестнице, в дальнейшем судьба только благоволила?

— Жизнь всегда делится на светлые и тёмные полосы, поэтому хватало всякого. Например, мне пришлось немало пережить из-за того, что в 1995 году я сменил российское гражданство на испанское подданство. Казалось, что упрёки о предательстве от некоторых людей из российского гандбола никогда не закончатся. Но я мужественно перенёс этот период, потому предателем никогда не был. Благо, что на тот момент со мной рядом была супруга Ольга, которая делила все радости и невзгоды пополам.

— Интересно, как Вы познакомились с будущей с супругой Ольгой — чемпионкой мира-1990 по гандболу?

— Насколько я помню, наше знакомство состоялось ещё за полгода до того, как Ольга в составе советской сборной на чемпионате мира в Сеуле завоевала «золото». Это было в одном из московских кафе после игры ЦСКА, за который я выступал в то время. И совсем скоро после этой встречи мы поженились.

— В отличие от будущей супруги, Вас не было в списке участников от сборной Советского Союза на мужском чемпионате мира-1990 в Чехословакии…

— Конечно же, я хотел бы туда попасть, но был еще молод, чтобы конкурировать с такими гандболистами, как Саша Тучкин, Юра Шевцов, Саша Каршкевич, Слава Атавин, Жора Свириденко и другими именитыми спортсменами. Хотя на тот момент у меня была золотая медаль с молодёжного чемпионата мира. 

— Думали ли Вы в начале своего жизненного пути, что он будет гандбольным?

— Нет, конечно. Я родился в городе Фрунзе, ныне Бишкек, и стал четвёртым сыном в семье — самым младшим. Мой отец занимал довольно высокую должность в министерстве сельского хозяйства Киргизии, а мама работала обычной швеёй. Папа увлекался шахматами и часто разыгрывал интересные комбинации. Но он меня видел каким-то кабинетным работником — номенклатурщиком с партийным билетом. Но я выбрал другую стезю —спортивную. По примеру своего старшего брата Эрниса, который увлекался борьбой. Как и все дети, гонял мяч на футбольном поле, занимался лёгкой атлетикой, закидывал баскетбольный мяч в корзину, отбивал очередную боксёрскую грушу и занимался плаванием. Ну а потом жизненная ситуация резко поменялась — я увлёкся ручным мячом. Благодаря тому, что в нашей школе была построена спортивная площадка очень хороших размеров и стандартов, что было прогрессом для того времени. Помню, что первая тренировка повергла меня в шок, потому что всё тело болело. Но, несмотря на это, я был счастлив — этот динамичный вид спорта абсолютно и бесповоротно покорил меня.

— Талант, известно, что в школьные годы судьба Вам преподнесла жёсткое испытание, которое нужно было выдержать, чтобы не сломаться?

— В начале школьных лет у меня внезапно появился целый букет неприятных болячек. Из-за сердечной недостаточности одолевала одышка. Из-за приступов ревматизма просто «крутило» ноги. Я, считайте, несколько лет провёл на больничной койке. Врачи строго-настрого запретили мне заниматься спортом. Чтобы ездить на соревнования, нужны были расписки родителей. Продолжалось это лет до 12, а потом всё как рукой сняло. Чтобы не проговориться, сегодня сердце не беспокоит, а вот для того, чтобы не крутило ноги, пью кое-какие препараты. Плюс испанские врачи советуют в этой ситуации регулярно кушать бананы.

— Как Вам удалось покорить Москву и попасть в состав одного из лидеров тогдашнего чемпионата СССР — ЦСКА?

— Честно скажу, что не стремился попасть в армейский клуб. В советском Кыргызстане было немало толковых тренеров и хороших детских спортивных школ. Именно благодаря этому я получил возможность реализовать свои способности. Первым моим наставником  стал Валерий Захарчук, а первой командой стала «Буревестник», которая была «приписана» к Фрунзенскому политехническому институту, студентом которого я и был. В гандбольную команду попал в 16-летнем возрасте, когда учился уже в 10-м классе. Да, мне было трудно играть на одном уровне с игроками, которые были значительно старше меня. Но понимание того, что я играю в единственной команде второго эшелона в первой лиге, придавало мне сил. Ведь «Буревестник» находился в числе тридцати лучших команд Советского союза, достойно выступал на чемпионатах СССР с 1981 года, выйдя в первую лигу и играя вплоть до 1986 года. Моёстарание не осталось незамеченным. В 18 лет гандболиста Дуйшебаева пригласили в Москву в команду «Искра» — дочерний клуб Центрального спортивного клуба армии. К тому времени ЦСКА был самый сильный клуб во всех видах спорта.

— Не секрет, что многие спортсмены просто мечтали о том, чтобы попасть в эту команду, а Вы?

— Я — нет, потому что просто не хотел никуда ехать. Мне, кажется, обещали «сделать армию» по месту жительства. Но начальник ЦСКА полковник Мельник решил меня призвать в армейскую спортроту, и прислал военных к нам домой, чтобы меня сопроводить в столицу. Я до сих пор вспоминаю о шоковом состоянии, когда входил в игровой зал, в котором тренировались олимпийские чемпионы, чемпионы и призёры чемпионатов мира того времени. Но со временем адаптировался, и сказал себе, что в 18 я покорю Москву. И у меня это получилось.

— Ваши сыновья — Алекс и Даниэль пошли по вашему спортивному пути. Получается, что они выполнили наказ своих родителей?

— Ни я, ни супруга Ольга не навязывали им никаких увлечений. Дети играли в футбол, гольф, бильярд, бокс. Хотя выбор в пользу гандбола — осознанный. Когда старшему Алексу было лет 13 — 14, он сам пришёл ко мне и попросил, чтобы я научил его чему-то особенному из собственного арсенала. Правда, я поставил его перед серьёзным выбором: просто играть в гандбол или становиться серьёзным профессионалом? Алекс заявил, что он хочет повторить мой путь. И уже тогда сын понял, что впоследствии ему придётся пожертвовать многим ради большого гандбола. В этом плане я всегда вёл себя очень жёстко. Да, многого из обычных ребячьих радостей Алекс и Даниэль были лишены, но в итоге выросли в настоящих профи.

— Они разные по менталитету?

— Менталитет у них один — уже испанский. А вот по характеру между собой они сильно отличаются. Но при этом у них очень тесные отношения, причём с самого раннего детства. Считайте, что Даньку больше воспитывал Алекс, чем отец. Пока я играл и занимался карьерой, Алекс всегда был рядом с братом. Мы его морально готовили к появлению младшего брата, и он подошёл к вопросу очень ответственно. В этом весь Алекс — моя копия. Такой же серьёзный, обстоятельный и ответственный.

— Талант, в Вашей тренерской карьере был венгерский период, когда Вы были главным тренером этой команды? Как Вы его оцениваете?

— Наверное, это было моей самой большой ошибкой — быть главным тренером команды в одной стране, и главным тренером сборной — в другой. Больше всего меня «убил» венгерский язык. К этому времени я уже мог свободно разговаривать на испанском, немецком и польском языках. А мадьярский —никак. Хотя учил его по 2-3 часа в день в течение полугода. 

— Ваша клубная легионерская карьера игрока и тренера вместилась в Испанию и Германию. Какой из них оказался успешней?

— Конечно же, испанский, который получился в двух частях, а между ними — немецкий, длиною в пять лет. Правда, в Бундеслиге в «Неттельшдадте» и в «Миндене» я не снискал успеха, а вот на Пиренеях всё сложилось как нельзя лучше. На капитанском мостике «Теки» я привёл команду к победе в Кубке ЕГФ и Лиге чемпионов, а основные победы пришлись на шестилетний период «Сьюдад-Реаль».

— Вы следите за белорусским гандболом?

— По мере возможности. Знаю, что в непростых условиях руководство федерации во главе с Владимиром Коноплёвым находит возможности спаррингов и товарищеских турниров для национальных команд, а также делает разнообразным клубный чемпионат. Вообще, я в курсе многих гандбольных международных событий. Меня радует, что ручной мяч в Европе становится популярнее. Можно сказать, что сегодня Нидерланды шагнули вперёд, стараются не отставать в классе Фареры и некоторые другие сборные.

— У Вас есть хобби или любимое увлечение?

— Раньше увлекался рыбалкой, а сейчас на это не хватает времени. Моё главное хобби — хорошо выспаться. Если бы можно было, то я каждый день спал бы по 10 — 12 часов. Сегодня, если есть свободное время, то я предпочитаю проводить его со своими внуками — старшим Лео и младшим Уго. Это сыновья нашего Алекса.

— Талант, у Вас есть мечта?

— Мечты должны быть в любом возрасте. Всегда есть к чему стремиться. Например, второй раз одному тренеру выиграть Лигу чемпионов. Ещё мне хочется в перспективе переехать в Мадрид — это мой любимый город.

— Совсем скоро Новый год. Как Вы обычно проводите семейные праздники?

— Если получается, то собираемся за большим семейным столом. Мы все вместе живём в съёмном жилье в центре Кельце. Я с Ольгой в квартире на пятом этаже, а Алекс с семьёй и Даниэль — в своих квартирах этажом ниже. Я рассуждаю как романтик, что сама жизнь — это праздник. А что касается встречи Нового года, то буду рад, если дети окажутся рядом. А если нет, то мы с Ольгой не растеряемся. Оденемся по-праздничному, за накрытым столом обязательно будет бутылка шампанского и, обязательно, бутылка хорошего красного вина. В такой обстановке прекрасное настроение мы создадим себе сами.

Последнее

подписка

Подписка оформлена! Ждите наших новостей

Любителям

Стартовали продажи билетов на III Этап Кубка содружества по биатлону

Выставка «Отдых-2023»: открываем новые туристические горизонты