Тренер белорусских байдардисток после ОИ: «Двойка очень ударила по самолюбию»

У белорусских байдаристок на прошедшей Олимпиаде в Токио не всё клеилось. Первые финалы принесли разочарование. Но девчонки смогли взять себя в руки и в четвёрке завоевать «серебро», заставив поволноваться даже олимпийских чемпионок Лондона и Рио венгерок. Ливень, который пошёл как раз перед их финалом, как признался в интервью «СП» старший тренер белорусской сборной Геннадий ГАЛИЦКИЙ, его подопечные сочли добрым знаком.

— Мы любим такую погоду. А здесь дождику особенно обрадовались, ведь он пришёл на смену жаре. И, хотя влажность осталась 100-процентной, дышать чуть полегче стало. 30 градусов — это не 36 с обжигающим солнцем. Можно сказать, почти белорусская температура. Лёгкий боковой ветер никому не мешал и не помогал. Все шли практически в равных условиях. Как когда-то в Лондоне. Там на протяжении всей регаты дул довольно сильный боковой. Мы попали на самую невыгодную дорожку. А в день финала ветер сменился на лёгкий попутный — равный для всех. При любом другом нашим девчатам, может, и не удалось бы взять тогда «бронзу». А в идеальных условиях борьба получилась захватывающей, как и здесь. 

— После тест-регаты вы опасались, что сбить с темпа может… рыба, которой было много на канале…

— Она и сейчас прыгала, но не так часто, как в сентябре-2019-го. Тогда «сабли» буквально одна за другой выскакивали, сейчас куда реже. Возможно, из-за жары они поглубже ушли. 

— А как сами от пекла спасались? 

— У нас был бассейн с водой, в который массажисты постоянно лёд подбрасывали. Это очень действенное средство. Сразу после заезда девчонки погружались в него и выходили, будто заново родившись. Врачи тут же набрасывали на них охлаждающие жилеты. По земле под солнцем им нужно было преодолеть только около 150 м от эллинга до пирса. Если обычно в четвёрке мы выходили на воду за 22 минуты до гонки, то сейчас в Токио — за 12, которых хватало, чтобы пару раз ускориться и занять позицию на старте. То есть продумали всё до мелочей. 

— Чувство недосказанности после олимпийской регаты осталось?

— Конечно! Главная боль — это двойка. Приедь мы пораньше, может, она и легче далась бы. А мы на шестой день рванули в бой, в котором нужно было показывать максимум. Наверное, денёк-другой ещё не мешало бы покататься. Тем более наши вёсла в дороге потерялись и только на следующий день нашлись. И канал был занят академистами, поэтому на тренировку пришлось выезжать в 6 утра, а вставать в 4.30. Другого времени не давали. Но ничего уже не изменишь.  

— А четвёркой на все сто довольны?

— Перед финалом я попросил девчат, во-первых, не думать о том, что это Олимпиада, во-вторых, все силы оставить на дистанции, показать характер. Установку они выполнили. На данный момент показали своё максимальное прохождение. Опередить венгерок было сложно. В их экипаже сидят очень титулованные спортсменки. Но бой был красивый и равный. Как сказал Олег Юреня, наши девочки даже на финише приближались к соперницам, то есть бились от начала и до конца. 

— А если включить строгого придиру, в чём-то всё же можете подопечных упрекнуть?

— В этой гонке, учитывая груз ответственности, тот факт, что на карту было поставлено всё, нет. В такой ситуации выйти, стать на дистанцию и показать максимальный результат — это мастерство высшего уровня. И ведь девчата сделали это третью Олимпиаду подряд! Думаю, не многие могут похвастаться такой стабильностью. Те же украинки не попали в финал. Российские гребцы вовсе остались без медалей. Трёхкратный олимпийский чемпион в каноэ немец Себастьян Брендель в одиночке не пробился в финал, после чего этот 2-метровый детина рыдал под эллингом так, что смотреть было больно. 

— И ваши девчонки вроде тоже наплакались после двойки и одиночки?

— Да, положительных эмоций первые старты не добавили. После таких неудач взять себя в руки очень непросто. Но в субботу я чувствовал, что у них всё получится. Они и мотивированы были, и заряжены на то, чтобы выложиться без остатка. Двойка, чего уж там, очень ударила по самолюбию. Лично я на неё рассчитывал даже больше, чем на четвёрку. Она была готова показать медальный результат. Но не срослось. И погода сильно отличалась от нашей заславской тишины: дуло 10 м/сек, вода была неспокойная и по температуре другая, что требовало повышенной координации. Проводись сначала финал в одиночке, наверняка двойка сложилась бы потом по-другому. Шестое место в ней жутко расстроило. И слёзы, вы правы, были. Хотя девчата достойно боролись. Немного не хватило финишного ускорения и чуть бы поспокойнее было, чтобы они могли показать свою греблю, цепляться за воду. А на большой волне лёгкий сумбур присутствовал. 

— Непопадание в финал в одиночке Ольгу Худенко, по её признанию, вообще в шок повергло…

— В принципе, в этом сезоне у неё таких ярких результатов, как в 2017 — 2019-м, не было, что уже настораживало. Но то, что сама спортсменка так относится к результату, считая, что это не её уровень, здорово. Значит, будет расти. Недовольство собой — это стимул к развитию. Когда всё нравится в себе, человек останавливается. Оля — боец! И очень целеустремлённая спортсменка. Будем шагать дальше. Ей только 29, новозеландке Лизе Кэррингтон уже 32, испанке Терезе Портеле, завоевавшей первую олимпийскую медаль, и вовсе 39. У нас хватает долгожителей. Немку Биргит Фишер в 50 лет только врачи остановили, сказав, мол, извини, мы волнуемся за твоё здоровье. 

— Оле удалось избавиться от появившихся технических проблем?

— Их нужно на бурной воде отрабатывать. Ей очень подходила португальская акватория — большая река с течением, волной. Та же Кэррингтон участвует в океанских 20-километровых гонках на огромной волне, поэтому и чувствует себя в таких условиях уверенно. А мы в последнее время только в Турции на «зеркале» тренировались, и дома, где могло недельку поштормить и опять — тишь да гладь. 

— А Марина Литвинчук после травмы восстановилась?

— Да. Но я своим спортсменкам всегда говорю: в ноябре — декабре ещё можно приболеть, а если в апреле — мае — это шаг назад. У Марины же как раз в это время фактически месяц выпал. И как потом ни старались, вернуть кондиции не успели, ведь начались соревнования и времени на полноценный тренинг не хватало. Поэтому Марина и не похожа оказалась на себя. В апреле она всем девчатам на «пятисотке» привозила по 5 — 6 секунд. Вот это была настоящая Литвинчук. К сожалению, травмы порой вносят коррективы. За Мариной их шлейф тянется на протяжении всей карьеры. И этот важный сезон не удалось пройти так, как в 2019-м, когда в октябре запряглись в работу и только в сентябре после тест-регаты в Токио распряглись, ни одного дня не потеряв. И гонки тогда провели на хорошей скорости, ровно, с запасом. 

— Как вы успокаивали девчат после одиночки?

— Сказал, что, если б мы сегодня отправлялись домой, это была бы трагедия. Но у нас впереди ещё два гоночных дня. Поэтому сопли, слёзы вытерли и вперёд. В тот же день мы провели тренировку в четвёрке. Это — лучшее успокоение. 

— Когда в ней затем девчата не смогли напрямую выйти в полуфинал, это не насторожило?

— Нет. Мы всё шли зряче, то есть и не собирались в него сразу отбираться. Девчонки почти две недели не сидели в командной лодке — с 23 июля, ведь 26-го Марина с Олей уже улетели в Токио. Поэтому решили, что лишняя гонка не помешает, и целенаправленно пошли через четвертьфинал. В нём я попросил включить наш гребок на самом низком темпе, отработать ровно, нащупывая свой прокат. В полуфинале поставил задачу обозначить стартовое ускорение, вспомнить, как у всех выигрывают. И они сделали это, опять же ровно доехав дистанцию. Маргарита с трудом их сдерживала, потому что девчонки рвались в бой, желая уже на этой стадии показать всё, на что способны. Но с учётом сетки, когда финал через два часа, важно было пройти полуфинал с запасом. И в решающем заезде выплеснули всё, что накопилось за эти два дня. Получилось здорово, мы рады!

— Атмосфера в Олимпийской деревне сильно влияла на спортсменок?

— Очень вдохновляли успехи наших земляков. Вечером мы собирались всей делегацией, чтобы поздравить батутиста Ивана Литвиновича, потом — прыгуна в высоту Максима Недосекова, борцов Магомедхабиба Кадимагомедова, Ирину Курочкину, Ванессу Колодинскую. И за страну было действительно радостно, и сами получали позитивные эмоции. Девчонки медали потрогали на собственную удачу. Очень важно, что никаких накачек, напряжения в команде не было. После безмедальных финишей в двойке, одиночке нас никто не упрекнул. Напротив, постарались поддержать, сказали, что в нас по-прежнему верят. И мы спокойно шли к своей цели. 

— Японию хоть немножко увидели?

— Только из окна автобуса по дороге на канал. Лично мне эти Игры запомнятся также отличной организацией и доброжелательностью японцев.  Нам везде кланялись, на перекрёстках радостно махали руками, хотя в прессе писали, что население накануне выступало за отмену Олимпиады. На деле же обстановка оказалась очень гостеприимной. Пандемия, конечно, наложила свой отпечаток, общение было сведено к минимуму и маски приходилось носить. Но праздник всё равно чувствовался.  Видя ликование других команд, думалось: «Должен же он и на нашу улицу прийти!». И мы дождались!

Последнее

подписка

Подписка оформлена! Ждите наших новостей

Любителям

«Сила в единстве»: фоторепортаж со Дня народного единства около Стелы

Хоккеисты минского «Динамо» отстояли Кубок Салея