В Поклюке теперь ещё более крутые спуски

Сегодня в словенской Поклюке мужской индивидуальной гонкой на 20 км откроется соревновательная программа шестого этапа Кубка мира по биатлону, который венчает не только январский отрезок сезона и его второй триместр, но и подводит черту под всеми состязаниями до чемпионата мира-2020 в итальянском Антхольце.

Во вторник в Поклюке состоялись первые официальные тренировки. Они прошли в очень приятную солнечную, чуть морозную и совершенно безветренную погоду. Снега в горах предостаточно, и атмосфера на самом деле напоминает зимнюю, то есть исконно биатлонную.

И всё было бы вообще благостно, кабы не одно, но зато какое обстоятельство! Важнейшее. Актуальнейшее. И скажу прямо: даже пугающее. Итак, Блед и Поклюка готовятся через год принять чемпионат мира-2021, а значит, здесь идёт модернизация, инициируется и совершается масса перемен. Однако!

Ладно, когда для логистических удобств тот же центр выдачи аккредитаций с набережной у знаменитого живописного озера, являющегося главной приманкой для туристов, перекочевал на окраину Бледа. Пустяк, и так даже удобнее, особенно если живёшь напротив. Но трасса! Это святое!

И вот во вторник старший тренер мужской команды Олег Рыженков вернулся на стрельбище после ознакомления с новинками трассы, что затеяли словенцы, мягко говоря, озабоченным.

-- В общем, вот какие дела, -- стал делиться он впечатлениями, -- длинный подъём стал ещё более длинным. Но главное – спуски. Словенцы переделали и их. Теперь там две шпильки. Фактически развороты на 180 градусов.

-- А «полка»? – спросил я, имея в виду равнинный участок.

-- Нет уже, Руслан, никакой полки, -- скривил гримаску Рыженков. – Подъём, а потом скоростной спуск с элементами слалома.

Теперь давайте поймём, что эти перемены в рельефе трассы нам сулят и чем — они же – грозят. Разумеется, можно увидеть плюсы в преломлении на индивидуальные предпочтения конкретных белорусских биатлонистов. Например, всем прекрасно известно, что, чем меньше равнины и длиннее подъёмы, тем лучше для нашего лидера женской команды Ирины Кривко. Но также не является секретом, что все эти скоростные спуски, мягко говоря, никому в белорусской команде не в радость, а уж наши барышни так вовсе готовы никогда не скатываться с крутых гор.

Вон та же Анна Сола честно мне призналась, что её неудача в спринте Оберхофа объясняется, как раз таки страхом перед спусками, с которыми она не смогла справиться на первом в 2020 году этапе Кубка мира.

-- Спуски Оберхофа?! Ха-ха! – деланно рассмеялся словацкий тренер мужской украинской сборной Юрай Санитра. – Да, они пустяковые по сравнению с тем, что теперь в Поклюке! Так ерунда, о которой и говорить здесь стыдно. Тоже мне спуски – тьфу! А вот тут – настоящие. На них плохие горнолыжники будут терять полминуты, а то и больше.

Как отнестись к этому прогнозу? Особенно если вспомнить, что в декабре-2018, когда в Поклюке прошёл предыдущий словенский этап Кубка мира, белорусы так падали, так ушибались, что кое-кто даже плакал от боли и досады?! И это ещё на старом щадящем рельефе, правда, на гораздо менее качественной лыжне, ставившей ловушки своими ледяными фрагментами.

Никита Лобастов – человек позитивный — сказал мне: «Трасса хорошая, рабочая. Хотя, да, добавили пару сложных спусков. Что ж… Никто не застрахован от падений, но, надеюсь, всё будет хорошо». И правильно. Почему белорусы обязательно должны струхнуть? Вот возьмут и проявят себя на спусках, которым, разумеется, уделялось время в течение межсезонной подготовки.

Но тут есть ещё и перспективный нюанс. С прицелом именно на ЧМ-2021 в Поклюке. Скорее всего, надо инициировать бучу, волну возмущения по поводу модернизации трассы. В конце концов, современный тренд безопасности выхолостил многие риски тех же гоночных кругов Оберхофа и Рупольдинга, что прежде отличались опасными спусками. Или олимпийские трассы Уистлера, Сочи и Пьенчана. Каждая из них существенно упрощалась. Так что борьба не безнадёжна: словенцев ещё можно заставить, как минимум, вернуть всё обратно.

Такие разные соло!

Безусловно, молодая белорусская стреляющая лыжница Анна СОЛА стала очень яркой персоной Рупольдинга, где с ней произошли полярные события. Вначале она всех ошеломила в спринте, в котором заняла четвёртое место (!), ибо избежала промахов на двух огневых рубежах, стреляя весьма скорострельно, и отлично для себя потерпела на дистанции.

Как очень точно потом заметила Елена Кручинкина, также установившая в спринте Рупольдинга рекорд карьеры – 16-е место: «Аня у нас вообще красотка! Мы рады за неё и поздравляем! Её пример — иллюстрация тезиса: всё возможно! Главное, верить и не опускать руки!»

Всё так и было. Уже на разгоне Сола ворвалась в лидерский пул, чтобы после быстрой «лёжки» утвердиться в первом квинтете. Не «капнув» на втором круге и круто расправившись со «стойкой», Анна четвёртой ушла на заключительную петлю, на которой опять-таки классно потерпела. Солу все 2,5 километра гнали в спину криками: «Беги, Аня, беги!» – и она бежала, как никогда в жизни, ничуть не хуже пресловутой Лолы из знаменитого немецкого фильма режиссёра Тома Тыквера. 18-я скорость в гонке, 20-я на последнем круге – для неё неведомые ранее результаты.

Но потом в Рупольдинге Сола оказалась в чёрной полосе. На третьем этапе эстафеты она стоя стала стрелять по чужой мишени россиянки Резцовой. Причём не безуспешно, что придало комизм казусу. А уже в преследовании семь раз отмотала штрафные круги.

Но тем не менее Аня – молодец! Даже в «игре в догонялки» не выпала из очковой зоны. Да и кто лучше неё выступал на Кубке мира? Только Ирина Кривко. Однако прежде всего разъяснения инцидента в эстафете.

-- Так что же произошло?

-- Потеряла ориентацию. Пока сообразила, что делаю что-то не то, успела трижды выстрелить по чужой мишени. Дважды попала, один раз промазала. Затем переключилась на свою установку. Обойму достреляла точно, два дополнительных патрона использовала по делу, а вот последним промазала – отсюда и штрафной круг.

-- Не вы первая и, уверен, не вы последняя…

-- Мы понимаем, что в эстафетах можем быть достаточно высоко. Из-за этого и хотим прыгнуть выше головы, но в итоге только делаем себе хуже.

-- Что ж, теперь вспомним ваш прекрасный спринт в Рупольдинге. Какие мысли появились после «стойки», когда вы поняли, что по-прежнему идёте с четвёртым графиком? Отдавали отчёт, сколь высоко метите?

– Только понимала, что придётся сильно потерпеть! Зато понимала это хорошо, что и помогло решить задачу финишного круга – сохранить свою четвёртую позицию.

– Скорострельность и точность – залог успеха?

– В моём случае – однозначно! Но и без физической формы в биатлоне ловить нечего. Поэтому моя благодарность нашему тренеру Владимиру Королькевичу, по чьему плану мы тренируемся. Я и в Анхольтце чувствовала себя уже нормально. Правда, в Оберхофе не получилось проявить себя. Понимаете…Очень боюсь спусков, поэтому приходилось тормозить, а значит, много проигрывать. А в продолжение темы скорострельности отмечу: быстро работать на огневом рубеже мне и психологически проще.

-- У вас было и хорошее скольжение?

-- Однозначно, да! У нас сервис-бригада вообще молодцы! Всегда!

– На церемонии награждения вы были так естественны, так на своём месте! Как сами себя ощущали?

– Я всегда естественна! Но… Признаюсь, было даже немножко страшно. Не знала ведь, куда идти и что делать.

-- В Эстерсунде, где мы виделись в «крайний» раз, была грустная нотка при заключительном общении после эстафеты. Её помню до сих пор. Вы сказали: «С какой радостью я бы тоже сейчас поехала домой!» С тех пор прошло полтора месяца, год сменился годом, но дома вы так и не были?

– Да, к сожалению, до сих пор… Но я благодарна родному человеку, который смог приехать ко мне на Новый год в Антхольц!

Фото: biathlon.by

 

подписка

Подписка оформлена! Ждите наших новостей

Любителям

Максим Негода: время для шага вперед

Павел Дик: а что, если?