Велогонщик Марк ГРИНКЕВИЧ: “Я оказался темной лошадкой”

Гринкевич рассчитывал стать первым среди андеров. Однако спортсмену пригодилось знание кругов в Раубичах, что способствовало неожиданному результату. 

На недавнем шоссейном чемпионате страны 20-летний Марк ГРИНКЕВИЧ, наверное, больше всех удивил. Нет, не тем, что стал лучшим в групповой гонке среди андеров, а 2-м местом в элите. Он и сам, как признался после финиша, на подобный итог не рассчитывал: 

— Я надеялся выиграть групповую гонку среди молодых, не более того. А удалось и среди мужиков 2-м заехать. Перед стартом, кстати, Алексей Шнырко сказал, что поставил на меня. И моя девушка всячески поддерживала. Естественно, хотелось оправдать их ожидания. Оба круга я хорошо знал. В прошлом году мы были в Раубичах на сборе. В ходе его неоднократно и на лыжероллерной трассе тренировались. Признаться, мне не нравятся здешние «торчки». Да и само кольцо маленькое — всего 5,3 км. Когда много раз по нему крутишься, это напрягает, напоминает белку в колесе. А на большом круге несколько лет назад у нас мемориал Большакова проводился, и я с тех пор его помнил. 

— Времени на раскачку у вас не было…

— Да, не успела «техничка» уехать, как атаковал Миша Шеметов и ещё два человека. За ними потянулись и другие гонщики. Последними к лидерам переложились Роман Тишков, Стас Божков, Бронислав Самойлов, Сергей Шевченко и я. Сразу было понятно, что это группа доедет, потому что сзади не осталось тех, кто мог бы её догнать. Женя Королёк и Женя Соболь не стали бы работать против своих одноклубников, которых в первой группе было большинство. 

— Поэтому и черновая работа легла на ваши плечи?

— Да. Тишков с Кириллом Примаковым из БЕЛАЗа, а также Саша Сороко и Михаил Бесага из «Фереи», Никита Гайкович из РГУОРа сидели, как мы говорим, на «кондукторе», а мы с одноклубниками из «Минска» старались создать задел. Когда преимущество превысило три минуты, наши лидеры перестали выходить на смены и это делали уже только мы с Артуром Кириевичем и Денисом Марчуком: двое работали, один отдыхал. Так и менялись. Когда же в Раубичах начались основные разборки, у кого силы остались, тот и уехал.  

— И как вам дались круги в Раубичах после того, как почти весь день отпахали на передовой? 

— Да я уже на третьем из них молился о том, чтобы только дотерпеть. Пульс меньше 190 ударов в минуту не опускался, то есть всё, что было, отдавал. Стас Божков, как более сильный и опытный, подъёмы отрабатывал, а я, поскольку повыше ростом, на спусках его раскатывал. 

— В отличие от Божкова, вас не называли в числе претендентов на медали…

— Можно сказать, я тёмной лошадкой оказался. Но, если б не Стас, наверняка бы не доехал. При желании он, думаю, ещё на втором круге мог «притопить» и избавиться от меня. Но не стал этого делать. Мы тандемом отработали. И на финише я признал его силу. 

— Буквально за два дня до чемпионата Беларуси вы вернулись с молодёжной версии многодневки «Джиро д'Италия», на которой велоклуб «Минск» дебютировал…

— Это очень тяжёлая гонка. Мы почти два месяца с Александром Кучинским готовились к ней на озере Изео. Жили на горе (высота 700 м). В конце каждой тренировки поднимались на 10-километровую гору, таким образом развивая силовую выносливость. Накануне проехали блок однодневок в Италии и вместе со старшими многодневку первой категории «Белград — Баньялука». Последняя оказалась намного легче, хотя в ней участвовали несколько команд категории Pro. Там только спринтеры на финише разбирались и на одном этапе с подъёмчиком генеральщики выяснили отношения. Для нас, молодых, задача была — при надобности помогать старшим, смотреть, как ведёт себя пелетон, набираться опыта и доезжать до финиша. 

Гонки в элите отличаются от андеровских. Молодые, пока отрыв не отберётся, не успокаиваются. На одном из этапов «Джиро» мы два с половиной часа неслись со скоростью больше 50 км/ч, пока наконец, кого-то не отпустили. Голову чуть поднимал — сразу назад сдувало. В горах мы просто пытались выжить. Чтобы в них сражаться, нужен опыт. Даже если в подъём перетерпишь, на спуске можешь много потерять. Потому что таких серпантинов мы никогда в глаза не видели. Соперники безбашенно на них валили, а у нас поначалу включался инстинкт самосохранения. Но потихоньку обкатались, привыкли. На второй половине уже намного увереннее себя чувствовали. 

Я, к сожалению, на седьмом этапе сошёл. Он был чисто горным. На 120 км набор высоты составил 3100 м. Со старта шли два подъёма второй категории. На первом же из них (на 10-м километре) мы командой отстали. Потому что за неделю гонок без выходных уже вымотались. Я и морально чувствовал себя опустошённым, не мог представить, как ещё больше сотни километров по перевалам карабкаться. 

— Маршрут включал и несколько легендарных гор…

— Я только Априку запомнил, до которой, увы, не доехал. Но мы на тренировках её просматривали. И, в принципе, она не показалась очень страшной — начиналась с пологого 3-процентного уклона и только на заключительных шести километрах была крутой. Наши ребята на ней довольно рано отстали — настолько высокий темп задали лидеры. В отличие от них, мы никогда на подобном рельефе раньше не гонялись. В предшествующих однодневках максимум трёхкилометровые крутые торчки встречались, которые не сравнить с серьёзными перевалами. 

— Последние не отбили желание и дальше велоспортом заниматься?

— Честно говоря, такие мысли появлялись. Лично мне нелегко дались и два месяца в маленьком коллективе. А когда потом ещё и по ушам начали получать на каждом этапе, вообще тоскливо стало. Смириться с тем, что в числе первых выпадаешь из «пачки», очень тяжело. Хотя и понимаю: опыт — дело наживное, нужно просто работать.  

— А где вы начали заниматься велоспортом?

— В Гродно, в СДЮШОР №1 у Дениса Петровича Дробкова. Мой друг записался в секцию и меня, 13-летнего, привёл. Он, правда, вскоре бросил, а я остался. В этом большая заслуга Дениса Петровича. Если б не он, я б тоже не задержался в этом виде. Он всячески поддерживал, убеждал, что, если трудиться, многого можно добиться. Мне стало нравиться ощущение после гонки, в которой полностью выложился. Даже если не удалось выиграть, чувствуешь удовлетворение от того, что сделал всё, что мог.  

— Первую победу на республиканском уровне помните?

— Да. Мы одержали её с Кириллом Ковалёвым в парной гонке на Мемориале Большакова. Мне лет 16 было. В том же году я поступил в РГУОР и стал тренироваться у Игоря Геннадьевича Патенко. Вскоре и на треке выиграли среди юношей командную гонку преследования гродненским квартетом. А первый сезон в юниорском возрасте не сложился. Из-за того, что нагрузки заметно возросли, начали болеть колени. Получше почувствовал себя только в 2019-м. На Олимпийских днях молодёжи в групповой гонке тогда 3-м заехал, на первенство Европы отобрался. Закончив училище, поступил в БГУФК. Тренируюсь теперь у Владимира Муравского.   

— Год назад и в молодёжный состав «Минска» попали…

— Да, после того, как на финальном этапе Кубка Беларуси неплохо проехал «разделку» — с 4-м результатом, уступив только Мише Шеметову, Брониславу Самойлову и Денису Мазуру. Кроме того, и в Мозыре в отрыв отобрался. Благодаря этому и какой-то перспективе на треке, думаю, мне и предложили контракт. У нас классная команда, в которой, надеюсь, удастся в полной мере реализоваться.

Фото minskcyclingclub.by

Последнее

подписка

Подписка оформлена! Ждите наших новостей

Любителям

Андрей Коваленко подвел итоги чемпионата Беларуси по лыжероллерам и кроссу

«Шоковое» чемпионство: Вадим Шока стал десятикратным чемпионом Беларуси по дзюдо