Владислав КРАВЕЦ: на одном дыхании

На недавней главной регате года — Кубке Доброй воли в Москве 24-летний белорусский байдарочник Владислав КРАВЕЦ собрал коллекцию из двух золотых и четырёх серебряных наград.

При этом победным дублем отметился в олимпийских дисциплинах и был близок к тому, чтобы выиграть и третий вид из числа наиболее престижных. Но самое удивительное, что в одиночке на «тысяче» ему удалось обыграть безоговорочного фаворита и сотворить, наверное, главную сенсацию. Сам же спортсмен, как рассказал в эксклюзивном интервью «СП», на это и нацеливался.

— Я знал, верил в то, что к основному старту подойду в максимальной форме и пройду одиночку по своей раскладке. Главное было — психологически настроиться. Я многократно прокручивал гонку в голове, представлял, как буду идти её. И у меня всё получилось. Вместе с тем пока это, наверное, счастливая случайность. Чтобы убедиться в том, что я действительно сильнее Олега Юрени, нужно ещё раз его обыграть, и желательно увереннее. В этот раз я обошёл его, можно сказать, стратегически. Не скрою, сомнения одолевали. Потому что 1000 м не умею ходить, не знаю, как её правильно раскладывать. Решил первую половину спокойнее прокатить, чтобы остались силы на вторую. И такая ставка сработала.

— Ещё на чемпионате Беларуси за полтора месяца до этого вы замкнули тройку, уступив многолетнему явному лидеру сборной Олегу Юрене аж 6 секунд и Никите Борикову — 3…

— Я просто бросил бороться тогда. Реально где-то корпус лодки уступил бы. Увидев, что победить не удастся, не стал до конца упираться, просто доехал до финиша. Я слишком быстро стартовал — погнался за парнями, и на вторую половину сил не хватило. Убедился, что такая тактика для меня не походит. Повторюсь, я не чувствую эту дистанцию. Дело в том, что львиную долю подготовки мы проводим в Мозыре, где нет возможности её нарабатывать, а только 500 м.

— То, что на предшествующем сборе в Заславле не ехалось, волнения добавляло?

— Конечно. Поэтому даже в выходные дни перед отъездом в Москву выходил на воду, по два часа катался, искал чувство воды. А в Крылатском только сел в лодку, сразу понял: всё в порядке. Думаю, немалую роль сыграл тот факт, что в начале августа съездил в Москву на Кубок братьев Агеевых. Главную задачу на нём видел в том, чтобы подобрать весло для Кубка Доброй воли. У меня их два. К воде в Крылатском, которая сильно отличается и от мозырской, и от заславльской, понял, больше подходят жёсткие трубка, лопатки и моя красная лодка. Байдарки у меня теперь тоже две. Поэтому каждый раз приходится ломать голову, на какой стартовать. С одной стороны, иметь выбор — хорошо, с другой — постоянно борюсь с сомнениями, тому ли инвентарю отдал предпочтение. Тот, у кого одна лодка и одно весло, не знает таких терзаний.

— За 250 м до финиша вы уступали ещё полторы секунды, отыграть которые у самого Юрени не казалось нереальным?

— Это просвет чуть больше корпуса. А сил у меня оставалось, во что сам с трудом верил, вагон. На экваторе гонки даже подумал, что вторую половину могу пройти как отдельную «пятисотку». Поэтому допускал, что реально сразиться с Олегом. И постарался не упустить свой шанс.

— Назавтра вас ждал очередной серьёзный экзамен — в олимпийской двойке на 500 м, которую ещё на чемпионате Беларуси шли с другим напарником — Романом Захаренко и, вроде здорово себя показали…

— Да, мы нос в нос заехали с Димой Натынчиком и Владом Литвиновым. Только фотофиниш показал, что мы уступили самую малость — 0,02 секунды. Владимир Владимирович Шантарович решил усилить экипаж: попробовать нас с Димой Натынчиком. Первый раз мы недели за две сели с ним в лодку. И сразу же показали неплохие секунды, поняли, что можно и в Москве замахнуться на хороший результат. И очень довольны этой победной гонкой, промчали её на одном дыхании. «Пятисотка» мне в принципе легче даётся, чем «тысяча». Я знаю, как её раскладывать, а когда в двойке тебя ещё и кто-то толкает сзади, вообще классно. С Ромой я сидел на втором номере, а с Димой — на загрёбе. Нужно было, конечно, перестроиться, ведь это абсолютно разные роли и разные приложения усилий. Но мне понравилось, как мы отработали.

На «тысяче» потом, кстати, 1 секунду проиграли Юрене с Бориковым. Там имели место технические моменты. Плюс ветер дул боковой, который Олег с Никитой, стоявшие ближе к берегу, немного меньше чувствовали. И сил немного не хватило. Хотя по ходу финала мы везли всем больше корпуса. Но следует признать, что Олег с Никитой — куда больше скатанный экипаж. Они выступали на Олимпиаде в этом виде, готовили его усердно. А у нас опыта прохождения этой дистанции нет. Думаю, нам стоило придержать коней и рубиться потом на финише. А мы сразу полетели, в чём моя вина. Мне казалось, мы выдержим взятый темп, но увы. Вместе с тем осталось ощущение, что их можно обыгрывать, что мы весь потенциал не реализовали.

— Финал на «пятисотке» в двойке вроде проходил в попутный ветер? Сравнивали свой результат с золотым на чемпионате мира?

— Да. Мы прошли гонку на 2 секунды быстрее, чем ставшие чемпионами мира португальцы. Так что, вполне возможно, и в Дуйсбурге стали бы первыми.

— Четвёрка тоже претерпела изменения…

— Да, примерно тогда же, что и двойка. Мы буквально пару тренировок провели новыми составами. Чтобы посмотреть нашу и вторую командную лодки в деле, в рамках второй части Кубка Беларуси для нас организовали контрольную тренировку. Мы с Димой Натынчиком, Никитой Бориковым и Владом Литвиновым её выиграли. Хотя технически не всё получилось, результат оказался неплохим. К сожалению, на Олимпиаду, даже, если нас допустят к лицензионной регате в Венгрии, наша четвёрка уже точно не попадёт, потому что отбор в этом виде программы завершился. В Сегеде можно попытаться квалифицироваться только в одиночке на «тысяче» и двойке на 500 м.

— В Крылатском вы финишировали нос в нос с россиянами. Как далось ожидание результата?

— Непросто. Представитель нашей команды поднимался на финишную вышку, внимательно просматривал фотофиниш. Понять, кто всё же чуть раньше пересёк линию, было практически невозможно. Победу отдали россиянам, которые к тому моменту ничего ещё не выиграли. Наверное, она им оказалась нужнее. Хотя, мне кажется, в той ситуации правильнее было бы отдать первое место обеим лодкам. Но как есть.

— В одиночке на 500 м затем только опытному россиянину Максиму Спесивцеву 0,2 секунды уступили…

— К этому финалу я психологически заметно подустал и с трудом собрался на него. А ведь это короткая дистанция, почти спринт. Её нужно идти в боевом настрое, максимально сконцентрированным. Чуть-чуть упустишь — и не догонишь. А я очень плохо стартовал из-за того, что лопатка чуть выкрутилась в руке, и я не мог нормально «зацепиться» за воду. Метров сто пытался подобрать весло, поставить его, как нужно. Думал, уже совсем ничего не получится. Но на оставшейся части дистанции отдал все силы и завоевал «серебро».

— На этой же дистанции в миксте с Елизаветой Вильковой вы остановились в шаге от медали. Расстроились?

— Нет. В тот день дул довольно сильный встречно-боковой ветер. Нам досталась самая неудачная восьмая вода, тогда как очевидное преимущество имели первые дорожки. Будь ты хоть семи пядей во лбу, в тех условиях нереально было с ними бороться. Поэтому прошли с Лизой на технику, стараясь попадать в гребок друг друга. Вообще наша лодка идёт неплохо. В прошлом году на первенстве Беларуси мы проехали за 1.32 — это довольно быстро. Так что в будущем можно пытаться что-то показать. 

— Стайерская «пятёрка» для вас вовсе какой-то экстремальной получилась?

— Согласен. Через 500 м после старта один россиянин решил помочь своему другу и поехал всему правому краю наперерез, всех нас развернув. Сам он сошёл, а нам пришлось в догонялки играть. На первой перебежке затем я, к сожалению, ударив киль, согнул его. Но заметил это лишь, сев в лодку, которая перестала рулиться. Пришлось вернуться к понтону, немного выровнять киль и продолжить гонку. После этого смог выбраться на третье место. Но, доставая лодку перед второй перебежкой, ещё больше согнул киль. Пока вновь давал задний ход, поднимался на понтон, исправлял ситуацию, поезд, что называется ушёл.

— И «серебро» на заключительной дистанции 3000 м на Москве-реке далось непросто?

— О, да! Там и так болтанка была, а ещё отбойная волна от бетонной стены усугубляла ситуацию. И ехал с травой на киле. Лодка вообще не слушалась. Могла резко вправо пойти и выровнять её не получалось. Не понимал вообще, как грести. Но как-то вторым финишировал.

— На носу — отпуск. Куда-то собираетесь?

— Да, только пока окончательно не определились. Хочется хорошо отдохнуть, зарядиться эмоциями, чтобы затем с новыми силами начать подготовку к очень важному следующему сезону.

Последнее

подписка

Подписка оформлена! Ждите наших новостей

Любителям

«В следующей пятилетке такой объект должен быть в каждом районе».

Стартовали продажи билетов на III Этап Кубка содружества по биатлону