Ирина Лепарская: «Разгружались» творчеством

Самый грациозный вид спорта в ожидании возобновления международных турниров. Как в разгар пандемии проводила время белорусская национальная сборная «граций»? Какие планы у девушек и почему главный тренер нашей команды стала меньше любить художественную гимнастику? Всё это и не только корреспондент «СП» обсудила с Ириной ЛЕПАРСКОЙ.

— Ирина Юрьевна, как команда перенесла новость о переносе Олимпийских игр?

— Художественная гимнастика очень рутинный вид спорта. Мы с утра и до вечера каждый день повторяем одно и то же. Очень тяжёлая, монотонная работа. И когда узнаёшь о том, что всё откладывается ещё на год — пережить это неимоверно сложно. Думаю, тяжелее всех в этой ситуации приходится Кате Галкиной. Для остальных девочек это шанс подготовиться лучше. За прошедшие месяцы мы постарались разнообразить жизнь девушек.  Сборная закрывалась на карантин во Дворце художественной гимнастики. Маленьких девочек отпускали по домам, тренеров старались отправить в оплачиваемые отпуска. Мы провели очень большой объём работы. Много времени посвящали общей и специальной физической подготовке, поиску новых элементов и созданию образов. Девушки ходили в бассейн. В то же время, мы проводили работу и совершенно иного плана. Девочки сами организовывали соревнования: работали как судьи, постановщики и исполнители. Для них это был новый, интересный опыт, который ещё пригодится им в жизни. Сейчас мы возвращаемся к плановой работе. Ожидаем возобновления спортивной жизни в сентябре. От Киева поступило предложение провести Кубок Дерюгиной. Девочки начинают подготовку и выполнение индивидуальных планов.

— Психологического надлома у подопечных не было?

— Надлом был в неизвестности, которая всегда страшит. Никто ведь ничего не знал о коронавирусе. Я очень рада, что в Беларуси не объявили тотальный карантин и людей не закрывали по домам. Мы с девочками жили во Дворце художественной гимнастики. Кто не нарушал режим — тот жив и здоров.

— Но Галкина переболела коронавирусом…

— Катя нарушала. Но это было вызвано необходимостью. Галкиной приходилось покидать стены Дворца, чтобы помогать болеющей маме.

— В отличие от европейских команд, которые сидели на карантине по домам, наши гимнастки могли продолжать тренировки во Дворце…

— Созданные для нас условия — это сказка. Но, повторюсь — мы не занимались той работой, которая подводит девушек к соревнованиям. Именно поэтому я отказалась от участия в международном турнире по художественной гимнастике в режиме онлайн. При этом весь мир удивился: «Как это белоруски отказываются участвовать, когда они вообще из зала не выходили!». Готовиться в никуда — это неимоверно тяжело. За время трёхмесячного заточения старались не только исправлять недочёты. Мы решили максимально разнообразить будни девочек. Разгрузить их психологически. Девушки слушали много музыки, писали стихи и рисовали. Это была очень полезная для них работа, на которую никогда не хватает времени в период подготовки к соревнованиям. Девочки трудились с удовольствием. Им было интересно. Кроме того, сейчас мы проводим серьёзное медицинское и научное обследование наших спортсменок. Ведётся очень глубокая работа.

— Главный старт сезона — чемпионат Европы в Киеве?

— С первого июня девочки приступили к плановым тренировкам. С начала года и до объявления пандемии мы успели выступить в приличном количестве турниров. Галкина участвовала в Гран-При в эстонском Тарту, Салос и Горносько ездили на международные турниры в Лос-Анджелес и Москву. Алина ещё и блестяще справилась на этапе Гран-При в чешском Брно. Мы увидели всё, что делаем правильно, как и все свои недостатки. Во время трёхмесячного заточения работали над ошибками. На конец августа запланировали проведение чемпионата страны. В начале сентября планируем отправиться на спартакиаду среди стран СНГ в Казань, после — Кубок Дерюгиной в Киеве. Чемпионат Европы запланирован на ноябрь. Надеемся, турнир состоится.

— Вы говорили, что образовавшаяся пауза поможет Галкиной залечить старые травмы…

— Для Кати это время не только хорошо восстановиться, но и ментально отдохнуть. Я верю, что ничего не случается просто так. Всё, что человеку приходится пережить — дано ему для чего-то свыше. Думаю, когда Галкина соскучится по работе и нагрузке, то вновь рванёт! И всё будет хорошо.

 — Не так давно в интервью Екатерина говорила о том, что устала и чувствует себя «пенсионеркой»…

— Думаю, Катя погорячилась. Нельзя давать слабины. Когда Галкина полностью восстановится, к ней придёт более ясное понимание, чего она хочет. Когда болит — трудно строить планы. Пока она тренируется по индивидуальной программе и залечивает травмы. Эта ситуация дала возможность ей, как и всем девочкам сборной, уделить больше времени лечебной физической культуре.

— На чемпионате мира в Баку Галкина заставила понервничать в завоевании олимпийской лицензии…

— У меня сердце останавливалось. Это было ужасно. Если бы Беларусь не взяла две лицензии «личниц» можно было бы домой не возвращаться.

— Но Екатерина достойна похвалы — собралась на заключительное упражнение и получила лицензию…

— Возможно, на её месте молодая девочка не смогла бы справиться. Самое главное сделать правильные выводы из этой ситуации. Повторюсь, человеку ничего не даётся просто так. Какие выводы Катя сделает, так и пойдёт её жизнь. Всегда нужно что-то выбирать. Нельзя идти между двух дорог. Нужно выбрать одну. И правильную.

1

— В Баку во время выхода на третье упражнение на ленту Галкиной наступил оператор. В вашей практике случалось подобное?

— Ни разу за всю мою историю. Это был шок. Я не могла эту ситуацию так оставить — очень сильно толкнула оператора. И он упал. Но этот человек не имел никакого права по этическим нормам приближаться к гимнастке. А он решил, что ему всё дозволено. Хотел дать крупный план Кати со спины. Широкий шаг, секундное и неконтролируемое движение — и правая нога уже на ленте.

— И на первых секундах упражнения Галкина завязала узел…

— Если даже самая сложная ситуация даёт положительный импульс — значит, это было не зря. Повторюсь, из всего этого Катя должна сделать правильные выводы. Галкина уже в том возрасте, когда может делать выводы сама. И правильные, и неправильные. Все будут её. Все должны учиться на своих ошибках.

— Как оцените становление Салос?

— Всё идёт своим путём. Настя вместе с Алиной Горносько умницы. Девочки очень дружат, живут в одной комнате. Вместе за руку идут вперёд. И идут очень уверенно. Специалисты, зрители и соперницы высоко оценивают Настю. Но ей нужна психологическая подготовка. Над этим мы сейчас также стараемся работать.

— Что скажите о Горносько?

— Алина набирает обороты. Пропущенный год в гимнастике мог вообще выбросить девочку из этого вида спорта. Очень редко кто-то может вернуться через год. А она вернулась, да так что… Поживём-увидим (Улыбается.). Перенеся две сложнейшие операции, Алина провела год в корсете для позвоночника. Не каждый может выдержать такое. А она может.

— У девочки стальной характер?

— Да. Она такая (Улыбается.).

— Я буду права, если на Салос и Горносько будет делаться ставка?

— Почему? У нас три гимнастки. Галкина первый номер.

— Но Катя в раздумьях о продолжении карьеры…

— Искусственно мы ничего не меняем. Всё покажут соревнования. Девочки к ним готовятся. Каждая должна отстоять свои номера.

— Поговорим о нашей команде в групповых упражнениях.

— Мы отпускали девочек в заслуженный отпуск. Все вернулись в зал заряженными на работу. Я очень довольна тем, как девушки вступили в новый сезон. Команда как единый кулак. После победы на II Европейских играх девушки остались такие же заряженные на борьбу и достижения. Всё у них будет хорошо.

— В художественной гимнастике всегда была серьёзная конкуренция, но сейчас она запредельная…

— Всё потому что те тренеры, которые в своё время разъехались по разным странам, сейчас пожинают плоды своей работы. Это поначалу им было нелегко. Не в каждой стране к нашему виду спорта относились серьёзно. А сейчас у всех есть условия и залы. А главное — тренеры, которые прошли нашу школу. Они бы могли работать у нас, но каждый ищет для себя лучшей жизни. И так происходит не только в Беларуси. Девушки уезжают и из России, и из Украины. Много наших тренеров разъехалось по миру. И теперь весь мир художественной гимнастики русскоговорящий. Мы все соревнуемся друг с другом, только название стран разное.

— Кроме того, многие девушки уходят работать в эстетическую  гимнастику…

— Не каждый может найти в себе силы вновь пройти весь путь спортсмена, но уже в тренерском качестве. Чаще всего в тренеры уходят те, кто не достиг высот, но ему хочется доказать что-то. А тот, кто чего-то достиг, хочет  отдохнуть. Наверстать то, что упустил за время карьеры. Девушкам хочется пожить в Америке, Италии, Арабских Эмиратах. Ментально отдохнуть. Никто и не возражает. Только бы они все вернулись и продолжали работать тренерами в Беларуси.

— В апреле в Гродно прошли Олимпийские дни молодёжи по художественной гимнастике…

— Мы действительно знаем всех деток по именам и видим их перспективы. Хотя в таком возрасте всё это очень условно. Из первого ряда девочка может уйти в последний, а из четвёртого — стать олимпийской чемпионкой. Всё дело в воспитании, трудолюбии, мотивации. Мы стараемся разделить деток на три группы: золотую, серебряную и бронзовую. После каждых соревнований происходит полная пертурбация. Кто лучше трудился — переходит из серебряной или даже бронзовой в золотую. И наоборот. К сожалению, у нас нет специального тренера селекционера. Я мечтаю об этом. Но пока делаю эту работу сама. Мне помогает наш костяк тренеров, вместе с которым трудимся с 1993 года. Речь о Виктории Сергеевне Кушнир, Татьяне Ненашевой, Елене Женевской, Натальи Котляровой, Ирине Лагуновой, Ольге Страховой. К нам пришли  завершившие карьеру спортсменки — Марина Лобач, Лариса Лукьяненко, Ира Ильенкова, Маша Лазук, Люба Черкашина, Юля Бичун и Марина Гончарова. Не всё вечно — мы должны когда-то уйти. Я очень хочу, чтобы к тому времени был сложен новый костяк тренеров. И чтобы этот переход был безболезненный. Именно поэтому мы выстраиваем систему подготовки спортсменок. Придумали республиканские соревнования «Юная гимнастка», где просматриваем каждую девочку из всех уголков нашей страны. Когда все наши девушки вернуться из-за границы, им будет с кем работать на долгие годы. Мы их ждём. 

— Художественная гимнастика — это красота и грация. Но с изменением правил сейчас в почёте техника…

— Поэтому я уже меньше люблю художественную гимнастику (Улыбается.). Все предложения, которые просят внести по артистизму — это уже закрытая тема. Все понимают, что сейчас оценка складывается строго из того, что происходит на площадке. Как говорят наши судьи — было бы что на бумагу положить. Гимнастка делает, а судьи за ней записывают. Это уже спорт из объективных оценок, без субъективных реакций судей на артистизм гимнастки. Поэтому все стараются сделать элементов как можно больше и сложнее. Мы тоже перестроились. Тоже стараемся. Пока всё продвигается сложно. Но мы работаем.

— Закончу беседу темой, с которой мы начинали. Олимпиада. Перед каждыми Играми перед спортсменами ставят цели и планы…

— Важно ментально сохранить детей и подойти к стартам в хорошей физической форме. Конечно, выйти на пик формы через полтора года гораздо сложнее. Но всё к лучшему. А цели и планы… От нас всегда требовали медали, а я никогда не загадывала. Когда с нас требуют, угрожают или наоборот хвалят — мы не становимся от этого лучше или хуже. Так не бывает. Считаю, что мы всегда работаем одинаково хорошо. Это не наша работа — это образ жизни. Поэтому нас лучше поддерживать.

Последнее

подписка

Подписка оформлена! Ждите наших новостей

ЗОЖ

Как организовать работу в период пандемии

«ЛИДКОН»: СТИЛЬНО, ПОЛЕЗНО, НАДЕЖНО