Владимир Юзофатов: Главная миссия – нести добро

Наш новый герой интервью поразителен своим обострённым чувством справедливости. Он готов отдать последний кусок хлеба тому, как сам считает, кто в этом нуждается больше. Мужчина уверен, что главная миссия в жизни любого – делать добро и оставаться человечным.

Таким Владимира ЮЗОФАТОВА воспитали родители Анна Кузьминична и Николай Прокофьевич, к которым он всегда относился с особым трепетом. Будучи седьмым ребёнком в семье, однажды юный четвероклассник из десятитысячного города оторвался от места, близкого сердцу, и поехал в Бобруйск, где впервые познакомился с борьбой.

Неосознанно или же по внутреннему зову путеводной звезды мальчик всегда знал, что будет заниматься спортом. Обустроившись в новой школе, пускай и с тоской в душе по родным, он начал показывать блестящие результаты и вышел, так сказать, в настоящие люди. Не так давно у наставника по «классической» дисциплине был огромный праздник – юбилей 60 лет, который стал отличным поводом вспомнить где-то тяжёлый, но однозначно интересный путь. О семье, карьере борца и работе с детьми рассказывает Владимир Николаевич: 

Мой отец воевал. Мать помогала партизанам, рассказывала, как однажды убегала от немцев, которые вели её на расстрел. В послевоенное время ситуация была непростая: жили в сельской местности (д. Михейково), в семье было восемь детей – нужно было всех прокормить. Воспитывались вокруг матери (изо дня в день трудилась на ферме), помогали друг другу, работали по хозяйству. Родители дали возможность всем нам жить хорошо, за что им сильно благодарен.

1
Владимир Юзофатов

– Кажется, вы рано повзрослели…

– Не знаю, что мною двигало, но был уверен, что хочу заниматься спортом. Записался в 4-ом классе на секцию лёгкой атлетики – через время занял на районных соревнованиях второе место на беге на 40 метров. После были прыжки в высоту. А однажды учитель физкультуры, глядя на мою подвижность, порекомендовал ехать в Бобруйск заниматься борьбой. Тогда пришёл к маме и сказал, что хочу попробовать. Она без задней мысли решила, что меня целенаправленно отвезут туда и дала 10 рублей. Представляете, мальчик с деревни едет один в большой город? Помню, полдня искал в Бобруйске спортивное училище, даже плакал.

– В итоге достигли цели…

– Да, зал нашёл, однако группы по вольной борьбе были уже переполнены, поэтому меня отправили на греко-римскую. Всё вышло спонтанно, мама даже не подозревала, что происходило. Начал тренироваться, а спустя два месяца выиграл первенство Бобруйска. Друзья, помню, поддерживали, говорили не волноваться – по итогу провёл шесть схваток, в некоторых из которых и товарищей своих одолел. Они занимались на тот момент уже по несколько лет – чуть ли не плакали, а я просто выучил «бедро» и занял первое место. На каникулах счастливый с грамотой вернулся домой. Так и началась моя карьера.

– Тяжело было в разлуке с родными…

– Конечно. Помню, когда мама приехала, не отходил от неё ни на шаг. Провели так вместе два дня, а когда наступило время расставаться, долго думал, оставаться ли мне в спортивном интернате. Спросил у мамы – она дала добро, а позже рассказывала, как сердце кровью обливалось за меня.

– Дальше решили покорять Минск?

– После трёх лет в интернате забрал документы, приехал в столицу и пошёл в трудовые резервы. Но и учиться надо, верно? Устроили меня в строительное училище – так параллельно с выступлениями на соревнованиях получал образование. А потом меня настигло распределение. Задумался, смогу ли совмещать работу в строительной организации со спортом? Во время первого отпуска сдал экзамены на поступление в институт физической культуры, уже потом обрадовал маму. Родные пребывали в шоке от таких новостей. Кстати, тогда же на первом курсе в 19 лет выполнил норматив мастера спорта СССР.

Иногда мне предлагали лёгкий хлеб, но я не хотел идти за кем-то, у меня было своё мнение

– Мама точно могла не волноваться…

– С общежитием проблем не возникало. Мне платили неплохую зарплату, ко всему получал стипендию – то есть на жизнь хватало. На одних каникулах познакомился с Юрием Чижом (боролись вместе), брат которого работал председателем колхоза в Берёзе. Однажды поехал туда помогать строить коровники – в общем, приспосабливался, как мог.

– А когда закончили БГУФК?

– Поехал по распределению в Бобруйск, где устроился на пару месяцев тренером – сразу пошёл хороший результат. Затем призвали в армию. Знал, что семья обязательно устроит проводы с гулянием на всю деревню, но не хотел обременять родителей – всё-таки и организовать нужно, и людей пригласить, и на стол что-то накрыть. Посидели скромно с друзьями, да и всё. Одного повезли в военкомат.

– Мама, видимо, узнала по факту о службе?

– Лила крокодиловы слёзы, но мы всегда поддерживали связь, писали друг другу письма.

– Карьеру уже наставника продолжили?

– Да, вернулся в Бобруйск. И знаете, до сегодняшнего дня не было никогда перерыва: да, я подрабатывал где-то, но всегда оставался предан тренерской деятельности. Иногда мне предлагали лёгкий хлеб, но я не хотел идти за кем-то, у меня было своё мнение. Наверное, делал то, что мне было предначертано судьбой. Я всегда был за справедливость, и мой путь сложился с добром. Жизнь была настоящая и неподкупная, я бы сказал – патриотическая. Понял, что моё призвание – делиться этим добром с детьми. Их нельзя ругать, обижать и тем более унижать, им нужно показывать пример и предоставлять выбор. 

2
Первая в жизни спортивная грамота Владимира Юзофатова

– Перенимали опыт своих наставников?

– Знаете, никогда не учился чему-то целенаправленно, ничего ни у кого не спрашивал – просто наблюдал. Благо, было за кем. Мой тренер, уехавший в Израиль, например, часто приглашал к себе в гости: показывал, как мыть посуду, как фаршировать рыбу, как правильно отдыхать – мне, как оторвавшемуся от родителей ребёнку, это было очень важно.

– Но он уехал и…

– Тогда понял, что в Бобруйске больше ничего не держит, постоянно думал о родителях, которые остались вдвоём. Устроился тренером в Шклове (в тридцати километрах от Круглого), потому что ещё не знал на тот момент, как обстоят с дисциплиной дела в родном городе. Однако там мне не нашлось жилья, поэтому вернулся домой. Сначала выдавал в прокате профсоюза лыжи, а после решил, что неплохо было бы открыть отделение борьбы на родине. Много не нужно: поговорил с заведующим роно, получил его согласие и просто постелил пару матов в зале. Приятно, что положил начало большому делу. Был неоднократно награждён грамотой за вклад в развитие и популяризацию спорта в районе.

– Оставили после себя след…

– Скажу, что по жизни не выскочка. Есть тренеры, которые кичатся своими достижениями, я же всегда знал, что постою за себя, как нужно, и на место кого хочешь поставлю, но без необходимости этого делать не стану. В таком духе я воспитывал и своих учеников. На построении разговор всегда начинался с отношений с родителями, интересовался, кто как кушает, кого слушает и так далее. Всё от дисциплины.

– Родители обычно не нарадуются…

– Дети после работы со мной другие, это факт. Однако с нынешней молодёжью тяжелее. Раньше набирал группу по 32 человека и был уверен, ничего ни с кем не случится. Сейчас и за 15тяжело уследить. Знаете, да и родители совсем другие: некоторые иной раз даже про своё чадо и не спросят ничего, не поинтересуются.

Моя задача объяснить детям, кто они и что собой представляют, направить их

– Уверена, это история не про ваших наследников…

– Не считаю, что чего-то не додал им. Никогда не шиковал и даже мог поделиться последним куском хлеба с ближним, за что они часто меня ругали. Но если ты в силах кому-то помочь, почему не сделать добро? Приоритетом для меня всегда были человеческие отношения, а уже после какие-то спортивные результаты. Моя задача объяснить детям, кто они и что собой представляют, направить их. Если у человека есть уважение к другим, культура общения, преемственность с родными, он обязательно достигнет высоких результатов.

– Дочь с сыном наверняка сильно похожи на вас…

– Они воспитаны в моём духе. Они не обманут, не украдут, не обидят. Не знают, что такое ночные дискотеки, что такое закурить или выпить. Взрослые дети. Сын занимался борьбой, но для себя. В школьные времена немного не досмотрели его – были проблемы со зрением, поэтому садили за первую парту. А потом пошёл рост и вылез неприятный сколиоз. А дочь активистка: и бальными танцами занималась, и курсы массажа проходила, и пары у студентов ведёт. Как-то по детству сказала мне: «Знаешь, папа, такое чувство, что я родилась, чтобы изменить мир».

– А жена?

– Жена работает нотариусом, заканчивала БГУ. Помню, ездил сдавать за неё экзамен. «Это же не БГУФК твой, там не всё можно», – слышу замечание. Взял зачётку и поехал. Преподаватель был в недоумении, когда увидел женское фото в документе. Смотрит на меня вопросительно – я рассказал, что скоро моя супруга будет рожать. Наставник на это обратил внимание всей группы – аплодировали мне после. Сдал без проблем, жена удивилась.

– Ох, уж этот университет физкультуры…  

– Однажды в Стайках на соревнованиях среди ветеранов встретился с Юрой, разговорились, предложил мне переехать в Минск. Долго думал, потому что в Круглом построил дом, не хотелось бросать нажитое. По итогу всё же через год обосновался в столице, там начал работать у Пирского, подготовил чемпионов Республики, призёров Европы. Вместе с тем одновременно подрабатывал на охране в Соснах.

– Ваша трудовая книжка, наверное, видела всё…

– Пришло время, когда сконцентрировался на одном. Юра предложил мне возглавить команду БНТУ (сам там учился), я согласился. Среди более трёх десятков ВУЗов на спартакиаде моя команда заняла сначала 11 место, затем пошли на рекорд и стали шестыми, дальше и вовсе, было время, поднимались на второе место пьедестала. Удавалось даже обгонять университет физической культуры. Сам был в шоке от таких успехов.

Фото: из архива героя

Последнее

подписка

Подписка оформлена! Ждите наших новостей

ЗОЖ

Можно ли заниматься спортом при проблемах с сердцем

Как правильно делать приседания, чтобы не навредить суставам