Что имеем – не храним 

Потерявши – плачем… И то не всегда

Когда в нашей стране  взялись активно развивать туристическую отрасль,  в соответствующей госпрограмме поначалу даже собирались предусмотреть расходы на создание специальной инфраструктуры.

Правда, из итогового документа этот пункт выпал. Вероятно, так как  был весьма затратным. Тем более древние замки и крепости заново не создать. Впрочем, был бы включён этот пункт или не был – бережно относиться к историческому наследию, что ещё сохранилось у нас, всё равно следовало.

А вот тут дела не всегда обстоят блестяще.

Возможно то, как мы разрушаем свои национальные памятники, тоже способно сгодиться для  экстравагантного туризма. Пусть торопятся  гости смотреть, какое наследие мы потеряли или продолжаем терять.

Этаким мазохизмом покажется, но всё же стоит учиться и на ошибках.

А теперь о  потерях. О наиболее свежих, которые на прошедшие войны никак не спишешь.

Мы  рассказывали, как недавно уничтожили исторический фонтан в Барановичах. Город молодой, и без того бедный на раритеты. Недавно разрушили дома, в которых была Ставка Николая Второго во время Первой мировой. Теперь вот пал фонтан со столетней историей.

Спросил у местных: как же так вышло? «Да старый он был, — ответили. — Лишь тронули –  посыпался».

Раньше не сыпался, век простоял спокойно. А пробовали ли реставрировать? В ответ — молчание. И после паузы: мол мы копию сделаем и там водрузим, и окажется гораздо дешевле реставрации.

Насчёт дешевизны есть сомнения. Как и насчёт того, что новодел заменит оригинал. В любом случае аутентичность  будет утеряна.

Идём дальше.  В поселке  Жемыславль на Гродненщине во все времена    главной достопримечательностью  считался дворец  Уместовских – копия варшавского королевского.   Ещё там, на берегу живописного озера,  была   старинная электростанция, амбар-ледник, винокурня,  мельница  с аркадой сродни женевским. И всё своё богатство хозяева великодушно отдали под научную базу Виленскому университету.

В наши времена в графском  дворце университетами уже и не пахло, там располагалось правление местного колхоза с  сельсоветом.. Восемь лет назад при вырезке  батарей отопления сожгли крышу. Величавое здание теперь пустует и разрушается. Крыши нет, вот и коробится от дождей  древний паркет, осыпаются стены.

Две мировые войны пережил дворец и уцелел. А из-за сварщика-неумехи вынужден был капитулировать. Может,  когда-нибудь его и восстановят. А пока можно слушать историю и смотреть на процесс разрушения.

Невдалеке от Жемыславля находятся  Геранены. От тамошнего замка там вовсе ничего осталось ещё задолго до наших времён, уцелел лишь фрагмент крепостной  стены.  Но местные жители сами соорудили над ним крышу – то есть законсервировали, как умели и могли. Но даже  на такую меру в соседнем Жемыславле не сподобились.

Невдалеке от Конвелишек в чистом поле видны  развалины древнего храма. Последнюю реставрацию, по рассказам старожилов, там провели перед Второй мировой. Исторические остовы поручили досматривать  местному колхозу.  Досмотр состоял в вырубке деревьев и кустарника, тем самым руины открыты всем ветрам. «Табличку поставьте, что охраняется государством.» — повелели  сверху. — Возьмите табличку  в доме Ваньковичей за образец». Колхоз скопировал всё один к одному. В итоге  на руинах храма под Конвелишками  начертано, что здесь дом Ваньковичей, который охраняется государством.

Конечно, туристу  подобные ляпы тоже интересны, над ними поьешаются в интернете. Это как бракованные монеты – таковым  цена у серьёзных коллекционеров всегда особая.

Взирая на руины усадьбы Святских в посёлке Пламя, подумаешь, что  им не меньше века. Хотя  дом до такого плачевного состояния  довели  за каких-то пару десятков  лет. Усадьба  была известна ещё с 1551 года. И в начале 20-го века при помещиках Святских  здесь было крупное грамотное хозяйство, где очищали спирт, мололи муку, действовала паровая машина. Панский дом считался памятником архитектуры позднего классицизма, постройка напоминала феодальный замок, каждый кирпичик которого помечен монограммой владельца «К.С.» — Карл Святский.

На базе поместья в советское время функционировал  совхоз, в усадебном здании открыли сельскохозяйственный техникум.

Дом с такой богатой историей мог бы стоять до сих пор. Не позволила неудачная попытка реставрации. Когда реставрацию забросили, дело завершили  рачительные сельчане, растащив усадьбу по кирпичику – с теми самыми инициалами «КС». Теперь можно ходить по окрестным деревням и любоваться,  кто что сумел построить из того раритетного кирпича. Дворец, конечно, уже ни у кого не получился.

Иногда объектам старины спасаться помогал счастливый случай. В Глубоком гостей  привлекает костёл и православный храм стиля виленского барокко,  величаво возвышающиеся друг напротив друга. В  советское время им грозила печальная участь. Да случай помог. Кстати, с нефтью связанный. Когда сооружали нефтепровод «Дружба», участок под Полоцком доверили строить специалистам из Польши. А в контракте от  тех было требование – обеспечить по воскресеньям возможность молиться в костёле. Ближайший от стройки костёл оказался  в Глубоком. Его срочно привели в порядок, а попутно и соседский православный храм — на всякий случай. В костёл даже вернули унесенное оттуда кресло, в котором по преданиям сиживал Наполеон во время пребывания в этом городке.

Смешно говорить, но сейчас у любителей уничтоженной архитектуры набирает популярность  маршрут  на  Октябрьскую площадь столицы. Сюда можно завлекать и  будущих архитекторов  – смотреть и учиться, как  «убивать» масштаб и  пространство. Расположенный величественный Дворец профсоюзов десятилетиямиукрашал собою площадь. Но  воздвигли рядом в нарушение стиля и соразмерности  новое  здание. Может, оно и является каким-то модерново-эпохальным, как твердят его создатели. Только визуально  своим соседством  превратил  Дворец профсоюзов в милую  пристройку с колоннами.

Как следует  сберегать реликвии, можно поучиться и на примере храма в Суботниках. Внешне  он  может и не столь величав. Но богат антуражем и  историей. Костёл  возвели те же Уместовские — в крипте теперь их фамильная усыпальница. Костёл оборегали даже в самые суровые годы  воинствующего атеизма. Священника тогда не было, но  историческое здание стерегли сами сельчане.  И за все десятилетия, когда храм был закрыт, оттуда не пропала  ни одна старинная реликвия,  многие из которых можно отнести к настоящим произведениям искусства,   ни одна  икона. Остался и старинный деревянный орган и живописные,  очень  удобные лавки ручной работы для прихожан.  По сей день  функционирует бесшумная полуавтоматика регулировки люстр со светильниками, исправны  древние приводы открывания форточек костельных окон на большой высоте. И в яркой мозаике  крипты ни один камушек не отвалился.

2

 

Ну и самый недавний факт, когда  во время реставрации в Гольшанах бульдозеры размололи гусеницами  старинное кладбище. В результате был серьёзно повреждён, а местами и полностью уничтожен грунтовый могильник 14-го века, не раз упоминаемый в исторической литературе. Строители  торопились осваивать средства на ремонт, а трактористы люди простые – им не до истории. Как и самим историкам, которые вроде бы должны держать работы на подобных объектах под особым контролем.

Весной в рамках «Фэста экскурсоводов» удалось попасть на экскурсию  по столичной Грушевке. До чего же интересный этот район! Пусть он и не столь глубоко исторический, но сколько там всего  интересного!

А сердцевина района – Грушевский сквер. Правда, его уже со всех сторон поджали  высотки новостроек. И вот зимой одна из строек уже полезла на территорию сквера. Вот-вот и там примутся  вырубать деревья. Но жители встали на защиту. Деревья повязали ленточками и готовы защищать их, как живых.

Надеемся, смогут отстоять.

подписка

Подписка оформлена! Ждите наших новостей

Навстречу Токио

Не боясь «мясорубки»

Павел Мудрагель: ложка дорога к обеду