Откуда родом школьные тетради? Продолжаем путешествовать по Беларуси

Добруш — одна из наиболее далёких точек на востоке нашей страны. Но город способен удивить путешественников. И особенно порадовать почитателей производственного туризма.

Школьники после каникул снова отправились учиться. И Добруш  на пути в мир знаний им отнюдь не чужой город. Здесь давным-давно выпускают школьные тетрадки, дневники, альбомы и бумагу для учебников. В своё время каждый седьмой школьник  Советского Союза клал в ранец тетрадки, изготовленные на белорусской фабрике в Добруше. 

 Этот населённый пункт с давних пор славился ремёслами. До освоения производства бумаги здесь шили паруса и вили канаты, и эта продукция отображена на гербе города. В 1775 году основали и полотняно-парусиновую мануфактуру. Спустя десяток лет заложили ещё три — чугонолитейную, по обработке меди и мукомольную. В итоге посёлок численностью в тысячу жителей и 185 жилых дворов выглядел крепким индустриальным центром.

Но особую известность он обрёл, когда  полтора века назад там построили фабрику и стали выпускать бумагу. И та фабрика сохранилась до наших дней,  продолжая работать по профилю. 

А основателем её был самый настоящий князь. Идея заняться производством бумаги принадлежала генерал-фельдмаршалу Ивану Паскевичу, чьё имя хорошо известно на Гомельщине. Правда, реализовывать на практике отцовскую задумку взялся уже его сын — князь Варшавский и граф Эриванский Фёдор Паскевич, один из наиболее титулованных сановников Российской империи. Хотя мог бы просто рубить лес в своих угодьях и продавать необработанный кругляк за границу, благо спрос на него был. Как, кстати, и поступают сегодня  многие бизнесмены, занимающиеся лесом, не утруждая себя даже мало-мальской переработкой.

Вначале в Добруше возводили древесно-массный завод. Планировали выпускать первичный полуфабрикат и продавать его дальше для последующей переработки. Но бизнес-план не сработал. Так как главные потребители — фабрики  Санкт-Петербурга — были далеко, им гораздо выгоднее было получать сырьё в Финляндии. Доставка из Добруша выходила нерентабельной, даже когда в здешних местах проложили железную дорогу. В итоге решено было ставить дополнительную производственную линию и самим выпускать конечный продукт. Так в результате и появилась бумажная фабрика полного цикла. 

В то время в стране, как и во всём мире, на бумагу был спрос. На конец XIX — начало ХХ века как раз пришёлся расцвет газетной индустрии и книгопечатания. И бумага стала очень ценным товаром. На белорусской земле уже имелись небольшие профильные заводики. Иные помещики даже рискнули построить небольшие бумажные фабрики. У кого не хватало сил и денег, выпускали хотя бы картон. Производство картона считалось делом попроще, да и обходилось  дешевле.

На то же время пришлась и очередная технологическая революция в бумажной отрасли. Бумагу стали делать не из тряпья и прочих отходов, а из древесной целлюлозы. Прослышав о большой стройке в белорусском Добруше, промышленники пробовали «втюхивать» белорусам старые, снимаемые с производства станки или новые «сырые» и непроверенные линии, рассчитывая встретить полных дилетантов. Да не на тех нарвались. Оказалось, что в провинциальном Добруше нашлись и масштабно думающие личности, и компетентные  специалисты, и просто люди дела. Которые оснащали свою новую фабрику не чем попало, а наиболее современным оборудованием от ведущих мировых производителей. Особенно славился своей деловой репутацией директор-распорядитель Антон Стульгинский, имевший диплом Императорского Петербургского технологического института и немало обучавшийся за границей. Паскевичи принимали его на должность управляющего довольно хитро. Зарплаты не положили вовсе, пообещав выплачивать десятую долю всей прибыли. Стульгинский согласился, и в итоге выиграли все. 

В короткие сроки построив и запустив крупную писчебумажную фабрику, Паскевичи подтвердили, что не таким уж и аграрно-отсталым оказался тогда наш край. Княжеский проект в Добруше оказался грандиозным по размаху и не имеющим  равных по используемым технологиям. Ее высотные корпуса из красного кирпича целы по сей день, но внутри там уже совершенно другое оборудование. Которое уже никак не назовёшь уникальным.

Помимо решения производственных задач, владельцы фабрики держали в виду и человеческий фактор. Прежде чем начинать стройку, десятки будущих работников послали учиться за границу. Добрушские бумагоделы уже в те времена получали и так называемый социальный пакет. Первыми в Российской империи перешли с 12-часового рабочего дня на 8-часовой, а Стульгинский лично следил за разумным чередованием дневных и ночных смен. На предприятии вели бесплатное медицинское обслуживание. Построили бесплатную баню. Продукты с заводского склада отпускали дешевле, нежели они стоили в местных лавках. Отработавшим более пяти лет при увольнении выплачивалось пособие, равное месячному заработку, умноженному на число лет трудового стажа.  И буквально в самое короткое время предприятие из провинциального Добруша заявило о себе как одно из наиболее современных и эффективных во всей тогдашней Российской империи.  

Следует заметить, что вообще-то любили тогда у нас работать с  древесиной. И умели. Именно из белорусской фанеры в те времена мастерили сиденья знаменитейших венских стульев. Белорусские спички на выставке в Париже получили серебряную медаль и их стали покупать даже за океаном. Если не успевали отгрузить запрашиваемый объем, американцы соглашались брать и обычную спичечную соломку, а серную головку обещали наносить сами. Лишь просили разрешения, чтобы и такие спички можно было именовать белорусскими.

А на фабрике в Добруше из древесины выпускали практически все виды бумаги. Начинали с сахарной, спичечной и обёрточной, через год взялась за писчую и печатную. А школьные тетрадки и вовсе уже 130 лет как производят. К 1882 году производственный комплекс насчитывал 70 зданий и помещений, а общая стоимость имеющихся фондов оценивалась в 890 тысяч рублей. В качестве сырья научились использовать даже солому. Её вначале поставлял гомельский  соломенномассный завод. А потом его передислоцировали в Добруш, под одну крышу с фабрикой. Так вот и зарождался своеобразный промышленный холдинг того времени.

Подробнее историю предприятия можно узнать в заводском музее, он расположен прямо в одном из старых производственных цехов. Сохранились и фотографии лучших работников того времени. С каким  достоинством смотрят они в объектив. Своим видом больше напоминая столичных купцов, нежели провинциальных печатников.

Там же можно познакомиться и с технологическими процессами той эпохи. Убедиться, что за мировой конъюктурой  из Добруша тогда следили  зорко.  Именно тут открыли первую в Беларуси химическую лабораторию, при заводе заработала и самая первая в наших краях электростанция. И быстрее всех тут подключили телефон и телеграф. Телефон, кажется, и вовсе освоили одними из первых в мире. Ведь эту новинку в 1876 году на Всемирной выставке в Филадельфии только лишь продемонстрировали как сенсацию, а в 1882 году телефон уже зазвонил в Добруше на фабрике и в имении владельца. Мне кажется, даже мобильная связь и интернет в наши считающие себя очень продвинутыми края входили куда более медленными темпами. 

В том же 1882 году на Всероссийской промышленно-художественной выставке добрушская бумажная фабрика была удостоена государственного герба — высшего знака отличия, присуждаемого лучшим торгово-промышленным предприятиям. В формулировке значилось, что награда получена «за превосходное качество и относительную дешевизну всех сортов изготовляемой бумаги при постоянном стремлении к усовершенствованию производства». 

Словом, поучиться промышленному менеджменту той эпохи не зазорно и современникам. Сегодня на добрушской фабрике продолжают работать по тому же профилю, что и сотню лет назад. В разгаре дорогостоящая модернизация. Конца-краю которой не видно, а сроки её окончания постоянно переносятся. Как-то неудобно и вспоминать тот временной промежуток, за которые с ноля и на голом месте разворачивали здесь производство Паскевич со Стульгинским. 

После знакомства с вчерашним и сегодняшним днём местной бумаги в Добруше можно проследовать на ещё одно незаурядное предприятие. История у которого, правда, не столь впечатляющая. Но завод уникальный, он единственный в стране, где делают изделия из фарфора. Появился он в 1975 году и его старт лёгким никак не назвать. Ведь оптимальную площадку под новостройку  искали ещё 5 лет после принятия решения о строительстве в республике завода тонкостенной керамики. Изучали три варианта — Волковыск,  Оршу и Добруш. Во внимание брались аспекты, гарантирующие бесперебойную работу нового предприятия. Добруш привлекал энергетическими и трудовыми ресурсами, а также тем, что располагался в успешном экономическом регионе и граничил с Россией и Украиной. Имелись собственные залежи сырья, невдалеке были и украинские карьеры с качественной белой глиной. В итоге это и решило дело: завод было решено строить здесь, на берегах реки Ипуть.

Проект разрабатывали архитекторы из Ленинграда — на тот момент лучшие специалисты в отрасли. Однако мэтры чуть было не совершили ошибку, которая потом могла обойтись дорого. Решили соригинальничать и расположить конвейерный цех ниже уровня земли. Что в болотистых почвах само по себе могло осложнить работу механизмов. А осколок  разбитой посуды, угодив внутрь подземной линии, был способен привести как к поломке, так и к полной остановке транспортёрной ленты. 

Первый директор завода Владимир Томан не побоялся возразить маститым проектировщикам. Лично наведался в Ленинград, требуя от проектного института изменить первоначальное решение. В итоге убедил, конвейер из-под земли таки «подняли» наверх.

Непросто далось и строительство на здешних болотистых почвах. Инженеры не раз в шутку сетовали —  отмотать бы время вспять да посмотреть, как тогда, при князе Паскевиче,  ставили тут фундаменты под тяжеленные  и вибрирующие бумагоделательные машины. Пришлось вырабатывать собственные технологии заливки и укрепления бетонных оснований, призванные выдерживать многотонные тоннельные печи обжига. Приемы оказались  новаторскими, но испытание временем прошли успешно. 

А продукция добрушских мастеров покупателям приглянулась сразу. Причём как у нас в республике, та и далеко за её пределами. Заводу удалось выжить даже в сложные 90-е годы прошлого века, когда людям было не до красивой посуды. Выпуск продукции  тогда даже  не сократился. 

За историю предприятия там успело смениться уже три трудовых поколения. Сейчас в коллектив пришли работать внуки и внучки самых первых работников. 

Экскурсию по заводу предлагают начать с цехов, где изделия из глины ещё совсем сырые и выглядят невзрачно. И потом одолеть путь по ходу конвейера, наблюдая, что в итоге получится. 

А фирменный магазин предприятия и вовсе больше напоминает  художественную выставку. И показывает заводские возможности.

Конечно, сейчас царит культ одноразовой посуды. Её не стесняются  использовать уже и на торжественных мероприятиях. Однако стоит помнить, что фарфоровая посуда — это во все времена было культурно, красиво, эстетично и аппетитно. Такая посуда безопасна и в экологическом плане. Ведь для производства берут особые редкие сорта белой глины, которую и косметологи не боятся использовать. 

Не случайно знатные люди в эпоху до изобретения фарфора любили принимать пищу с золота или, на худой конец, с серебряной посуды. Не только от желания роскоши. А чтобы и здоровье своё поберечь. Ведь при выпуске массовых образцов посуды трудно учесть все требования безопасности. Многие производители, гонясь за прибылью, и вовсе махнули на это рукой. Но у добрушского завода, как заверили на предприятии, чашки да тарелки и в сегменте эконом-класса и качественны, и безопасны. Там не применяют вредные синтетические примеси, в ход пускают только безопасные красители и деколи. И дополнительную защиту даёт нанесённая сверху прозрачная глазурь.

В последние годы добрушский фарфоровый завод также прошёл через процессы модернизации, он полностью обновил все свои главные технологические линии. Были установлены новые печи для обжига, станки для формовочного литья и линия для нанесения термотрансферной деколи. В 2014 году освоили немецкие технологии  изостатического прессования, закупили самую современную линию для полировки изделий. В итоге продукция «заиграла» новыми красками. И ещё больше сократилась в производственных процессах  доля ручного труда. 

Но всё же самые красивые и оригинальные вещи появляются только благодаря умелым рукам мастеров и без всякого применения машин. Они расписываются вручную, причём на некоторых шедеврах используется даже золотая или платиновая отводка. Правда, склад, где хранятся драгоценные металлы, и как именно готовятся к работе «золотые» компоненты, нам, увы, не показали. 

В ассортименте выпускаемой продукции есть и совершенно эксклюзивные декоративно-прикладные предметы, впечатляют вазы и изделия малой пластики. Спортивная сувенирная продукция, кстати, тоже вовсю присутствует.

На официальном сайте предприятия обозначено свыше 4 000 позиций для 280 наименований изделий. С заводского конвейера сходит почти 25 миллионов единиц в год. Благодаря чему миллионы людей в нашей стране и за рубежом имеют шанс оценить вкус и качество работы добрушских мастеров фарфора. Которая к тому же  имеет сертификат соответствия международным стандартам качества ISO 9000. 

А хозяйки твердят, что большинство добрушских фарфоровых изделий  отлично сохраняют свой первоначальный вид даже после многократных визитов в микроволновки и посудомоечные машины. Вот только от молотка их стоит беречь и стараться не ронять  на пол. 

Во время экскурсии на завод нашей группе продемонстрировали машины и технологии, позволили обойти все цеха. И во время прогулки ни у кого на одежде не появилось ни малейшего пятнышка. В 1975 году так пройти по фабрике нам точно бы не удалось.

Этот материал я дописывал, находясь в командировке в Казани. В здешних магазинах тоже видел добрушские тетрадки и фарфор. Продавцы сказали, что эти товары здесь продаются лучше всех, и сами они тоже покупают их охотно.

Фото: planetabelarus.by

подписка

Подписка оформлена! Ждите наших новостей

Навстречу Токио

Не боясь «мясорубки»

Павел Мудрагель: ложка дорога к обеду