Усадьбы вблизи Минска: куда можно поехать на выходные

Усадебно-парковые комплексы Минской области представляют особый интерес для туристов, хотя многие из сооружений требуют реставрации. Собрали маршрут из “непопсовых” мест.

На последнем выездном семинаре Национального агентства по туризму его участникам довелось немало покружить по пригороду, чтобы изучить перспективы  маршрута по старым усадебно-парковым комплексам. Их, оказывается, немало вблизи нашей столицы.

После той поездки у специалистов остался целый ряд  вопросов. Однако сам маршрут видится чрезвычайно познавательным. И вместе с тем поучительным.

Оказывается, в своё время вблизи Минска в поместьях возводили величественные усадьбы с великолепными парками. Конечно, сейчас они  находятся в разной степени сохранности, но окончательно с лица земли, к счастью,  исчезли не все.

Смотреть их и отправились участники семинара. В поездке решалось сразу несколько задач. Посмотреть сами объекты, ведь многие из нас о них прежде  только лишь слышали. Изучить возможность их включения в соответствующие тематические маршруты. Ну и третий, самый оптимистический, но и наиболее трудоёмкий вариант — удостовериться, есть ли шанс на реставрацию и возрождение к жизни  этих архитектурных памятников. И каким образом это можно будет сделать.

Поездка проходила под аккомпанемент майского дождика, порою переходящего в шквальный ливень. Но, несмотря на распутицу, ко всем объектам легко было подъехать  вплотную даже в столь лихую погоду.

Через Дзержинск, когда-то носивший имя Койданово, мы первым делом  проследовали в деревню Большие Новосёлки. При подъезде к тамошней старинной усадьбе первоначально в глаза бросились руины двухэтажной постройки из красного кирпича. Сомнений в их историческом происхождении быть не может, однако там находился вовсе не господский дом. По утверждениям историков, это всего лишь остовы былой конюшни. Похоже, в прежние времена не скупились и на такие шикарные двухэтажные конюшни. На первом этаже там ставили лошадей, а на втором находились хозяйственные помещения и проживали сами конюхи. Подобным образом поступали и иные помещики. К примеру, у Рейтанов в Ляховичском районе  конюшни были столь же шикарны.

Конюшни  в Больших Новосёлках построили в конце XIX века. По своим размерам они не уступали главной усадьбе, а по архитектурной форме даже  превосходили её. И сегодня туристы  стараются сделать фотографии именно на их фоне. Хоть главная  усадьба поместья находится совсем неподалёку. Она и в наши дни как бы в полном порядке, но в глаза бросается не сразу. Причина банально проста — её стены обшили современным пластиком. И в итоге дом «потерялся». Если б не величавые парадные колонны у крыльца, то и вовсе можно было бы принять за заурядный современный «новодел». А как выглядели его стены  в прежние времена, можно увидеть, заглянув с тыльной стороны. То ли поленились зашивать пластиком, то ли сайдинга не хватило — с тыла обшарпанные исторические стены остались со своей  прежней древней покраской.

Ныне в былой усадьбе располагается участковая больница. Интересно было взглянуть, как выглядит здание внутри, но хозяева нас дипломатично отговорили, сославшись на карантин.

Впрочем, погулять по окружающей территории тоже небызынтересно. Сквозь старый парк ведёт величественная аллея. Сохранились остатки шикарной въездной «брамы». Возле неё на старом дереве аисты деловито  обустраивают гнездо. Похоже, им тут очень спокойно.

Поместье в Больших Новосёлках когда-то принадлежало Аполлинарию Костровицкому  — дяде белорусского литератора и политического деятеля Каруся Каганца. Усадебный дом с ярко выраженными чертами классицизма возвели  примерно в 1820 году. Архитектурно-парковый комплекс включал господские апартаменты, подсобные и хозяйственные строения, жилой дом-«мурованку» для прислуги, парк и спиртзавод. Впоследствии, угодивших в немилость к царским властям братьев Костровицких сослали в Сибирь, а их усадьба перешла в государственную собственность. В конце XIX века имение заполучил помещик Здоховский, ну а после революции —  совхоз «Большие Новосёлки», одно из  первых коллективных животноводческих хозяйств в Беларуси.

Недалеко от имения находится могила Каруся Каганца (настоящее имя Казимир-Рафаил Костровицкий) — белорусского писателя, переводчика и художника. Он родился в ссылке в городе Тобольске, а в 1874 году с семьёй вернулся на родину. В своё время за революционную деятельность  он сидел в тюрьме в одной камере вместе с Якубом Коласом. Написанный им  водевиль «Модны шляхцюк» считается  одним из самых первых произведений белорусской драматургии.

Могила находится на заброшенном участке старого кладбища, однако досмотрена. Заметно, что территорию вокруг благоустроили совсем недавно, это дело рук неравнодушных волонтёров.

Следующий пункт нашего маршрута — Волма. Населённых пунктов с подобным названием в Беларуси существует несколько. Выбирать нужно Волму, что находится в Дзержинском районе. Существует предание о девушке Волме, погибшей со своим возлюбленным в противостоянии с местным магнатом — мол, отсюда и пошло название села. А на деле первопричиной, скорее всего, послужили окрестные обширные заливные луга. Ведь в старобелорусском языке «волмой» обозначали впадины в пойме реки и старицы с зарослями  ивы.

К старой усадьбе Ваньковичей ведёт от  шоссе  колоритная грунтовая  дорожка по старинному парку. А в прежние времена тут простирались сразу две аллеи. Одна, засаженная елями, клёнами и ясенем, вела к парадному подъезду. Вторая хорошо способствовала обычным прогулкам — она была таинственно-загадочной и окружали её высаженные в три ряда ели.

Усадьба считается памятником дворцово-усадебной архитектуры эпохи классицизма и примером садово-паркового искусства XIX века. С 2001 года  её территория включена в государственный список историко-культурных ценностей  и объявлена культурно-историческим памятником. Сейчас к ней близко не подойти — здание огорожено сеткой, там ведутся строительные и реставрационные работы. Судя по тому, что на площадку завозят целые автоцистерны  бетона, объём работ задуман солидный.

Из исторических документов можно узнать, что главное здание здешней усадьбы было двухэтажное, строгой прямоугольной формы. Стены с прямоугольными оконными проёмами достигали метровой толщины. Окна украшали наличники с рустованными перемычками и сандриками. Центральная часть фасада с главным входом обозначалась 4 пилястрами на два этажа и треугольным фронтоном. Оконные и дверные проёмы вдобавок имели профилированное обрамление с замковым камнем. В центральной части здания  располагались огромный квадратный зал и вестибюль с трёхмаршевой лестницей. Под зданием находились громадные сводчатые подвалы. В ходе реставрационных работ под современным кровельным покрытием был обнаружен старинный гонт в весьма неплохом состоянии. 

Поселение Волма упоминается в летописях с XV века. Первыми его владельцами являлись видные деятели ВКЛ Манивидовичи  — из рода виленских и киевских воевод. А к Ваньковичам эти земли перешли во второй половине XVIII века. Сам усадебный комплекс появился примерно  к началу XIX века. На берегу реки Волмянки располагались парадный двор и хозяйский дом, служебные постройки, флигель-кухня, каплица, был выкопан пруд, разбиты пейзажный парк и фруктовый сад. Особенно бурлила жизнь в Волме в начале прошлого века. Она тогда стала центром жизни всей округи. С 1921 по 1939 год рядом пролегала граница с СССР, и контрабандистские истории в те времена тут творились точно такие же, что и в соседнем Ракове. Старожилы о них ещё помнят и могут многое рассказать.

А после ухода господ усадьба подверглась разграблению, после там оборудовали школу-интернат. Главный дом пострадал и во время Великой Отечественной войны, однако после его восстановили. Правда, знаменитый четырёхколонный портик восстанавливать уже не стали. И внешний вид шикарной некогда постройки сразу потускнел. Может быть, во время нынешней реставрации ту важную архитектурную деталь уже  не упустят из виду?

Надежды на дальнейшую благополучную судьбу исторической усадьбы в Волме вселяют её нынешние владельцы. Сейчас здесь располагается учебно-гостиничный комплекс и экологический парк Международного экологического университета имени А.Сахарова. Новые хозяева не только  чтят историю, но и активно внедряют технологии ноу-хау. Сейчас тут функционирует автономная система энергообеспечения, которая использует лишь возобновляемые источники энергии (солнечные батареи и ветряные двигатели). Котельная работает на древесных отходах и биомассе. Высажены плантации ивы как энергокультуры (здесь идеальные условия для её выращивания). Ветки этих быстрорастущих деревьев сжигают в специальных автоклавах для получения тепла. На одном из прудов в качестве учебной установки функционирует небольшая плотина с микроГЭС. Так что после знакомства с историей экскурсанты имеют шанс заглянуть и в наше возможное технологическое будущее.

Деревянные прямоугольные беседки на территории — это учебные классы для занятий на открытом воздухе. Пока студенты университета проходят здесь практику, но в будущем планируется создание загородного кампуса МГЭУ, где будут рады принимать не только своих студентов, но и обычных туристов. Хотя тут уже и сегодня есть где разместить гостей и чем их занять  — работает прокат удочек и спортивного инвентаря, оборудованы места для пикников.

Помимо старой усадьбы с такой вот новой судьбой, в Волме есть и ещё одна колоритная достопримечательность. В 1751 году в центре посёлка из дерева был возведён величественный католический храм с двумя башнями в стиле барокко. Во время войны гитлеровцы согнали туда местных жителей, намереваясь сжечь их заживо. Однако каратели в последний момент изменили свои планы. Уцелел и костёл, и люди. После войны храм поначалу превратили в школьный спортзал, потом местный колхоз устроил в нём зерносклад. В конце концов, культовое здание и вовсе разрушили. Но в начале нашего века на старом фундаменте вырос новый псевдонеоготический храм из красного и светлого кирпича с величавой башней остроугольной формы. Проект выбран необычный и весьма оригинальный для наших мест, посмотреть его тоже стоит. К тому же в доме священника выставлены уникальные старинные предметы культа и быта местных жителей — как бы своеобразный музей.

Из Волмы переезжаем под Минск, в Семково. Сейчас это престижный посёлок, изобилующий современными коттеджами. Правда, к тем  вычурным дворцам вряд ли когда будут водить экскурсии. Их хозяева о стиле, как и о настоящей архитектурной реликвии своего населённого пункта, похоже, не имеют никакого представления. На вопрос «где здесь находится старый усадебно-парковый комплекс?» пожимают плечами. Но если спросить, как проехать к бывшей школе-интернату, дорогу  подскажут. Хотя это один и тот же объект.

На месте исторической усадьбы, ещё пару десятков лет назад верно служившей отечественной системе образования, считай что развалины. Даже не верится, что в 2002 году это здание было с целёхонькими окнами и под крышей,  выглядело  обжитым. Более-менее сохранились лишь вспомогательные постройки, служившие   гаражами и хранилищами. 

История усадьбы тянется с XV-XVI веков, когда сподвижник князя Витовта Сенька Гедиголдович основал здесь поселение и дал ему своё имя. Впоследствии название Сеньково трансформировалось в Семково, под которым и дожило до наших времен. Имение встало на бойком месте, у старой Виленской дороги, поэтому посёлок вокруг него обживался  очень быстро.

А  усадебный комплекс появился тут уже благодаря Адаму Хмаре, в 1755 году получившему имение в подарок  от Михаила Сапеги. Хмара сделал блестящую карьеру — от обычного ловчего до минского воеводы. И стройку в Семково затеял весьма грандиозную. В 1775 — 1780 годах под руководством итальянского архитектора Карло Спампани там спланировали великолепный дворцово-парковый ансамбль, включающий дворец с двумя округлыми террасами, два симметричных флигеля, оранжерею, величавую въездную браму.  Внешний шик усадьбы давал основания сравнивать её с дворцом, да и внутренняя отделка  впечатляла. Поместье, прозванное «Семковским Версалем», стало одним из первых примеров архитектуры классицизма в наших краях, славилось своим лоском. Семково с удовольствием навещал последний король Речи Посполитой Август Станислав Понятовский и ему в имении готовили особую комнату для приёма ванн. Ещё тут бывали художник Наполеон Орда, классики белорусской литературы Янка Купала и Якуб Колас. Правда, звёзды отечественной литераторы бывали в Семково не в качестве дорогих гостей. Они зарабатывали здесь свою трудовую копейку — Купала трудился рабочим на местном броваре, а Колас работал бухгалтером.

Впечатляет и здешний  парковый комплекс. Некоторые липы, которые высаживали ещё во времена строительства усадьбы, уцелели до наших дней. Пожалуй, тут будет  и самая протяжённая липовая аллея во всей нашей стране.

Пока на территории царит запустенье. Но дух истории чувствуется. Недавно волонтёрам удалось отыскать старую мемориальную плиту, изготовленную по заказу Хмары и его брата  Евфимия в память о родителях. Надписи на польском языке содержат биографические и исторические сведения. Усилиями хозяев местной агроусадьбы плиту бережно установили у брамы, защитив стеклом от атмосферных осадков.

В своё время тут  пытались решать вопрос восстановления усадьбы силами энтузиастов и с опорой на волонтёрское движение. Но потом у главного инициатора  внезапно возникли серьёзные жизненные проблемы, ему стало не до реставрации. Успели лишь невдалеке от главного входа восстановить старый хозяйственный дом, оборудовать там музей. Сейчас здание закрыто, окна заколочены, на стене остался висеть красочный транспарант с призывами возродить имение.

С этой надеждой  покидают усадьбу и экскурсанты.

Энтузиасты продолжают верить, что она когда-нибудь да сбудется. Во время обсуждения темы туристического потенциала усадебно-паркового комплекса Семково нас в этом горячо заверяла и Татьяна Хоменкова — активист движения за возрождение усадьбы и руководитель краеведческого направления «Семковский край».

Конечно, дело это весьма нужное. Но и донельзя трудноосуществимое. Сегодня по пальцам можно пересчитать те белорусские усадьбы, которые отреставрированы и где не стыдно принимать туристов. Всего же их в стране насчитывалось больше 230. Большинство находится в плачевном состоянии. От ста из них и вовсе не осталось никаких следов, они уже практически стерты с лица земли.

подписка

Подписка оформлена! Ждите наших новостей

Навстречу Токио

Не боясь «мясорубки»

Павел Мудрагель: ложка дорога к обеду