Егор ШАРАНГОВИЧ и Алексей ПРОТАС: не бойтесь мечтать!

Минувшая пятница стала особенным днём для любителей хоккея в Минске. Компания Betera организовала встречу болельщиков с Егором Шаранговичем и Алексеем Протасом на территории Lidbeer Dvor. Нападающие, представляющие нашу страну в НХЛ, с энтузиазмом отвечали на многочисленные вопросы, вручали подарки, делали сотни совместных селфи, раздавали автографы. Встреча получилась очень душевной. Болельщики задавали хоккеистам разнообразные, порой совершенно неожиданные вопросы. Егор и Алексей не терялись, показав готовность общаться на любые темы.

— Чем отличается процесс обучения в детских хоккейных школах у нас и за океаном?

Алексей Протас: — На мой взгляд, есть один существенный момент отличия в подготовке. Он касается психологии. У нас с шести лет многие тренеры пытаются донести до ребят посыл, что самое главное — результат. За океаном такого нет. Ключевое, что там говорят детям — получать удовольствие от игры. В принципе, чтобы пробудить у ребёнка интерес к чему-либо нужно, чтобы ему это нравилось. А когда на тренировках ты что-то неправильно делаешь и на тебя орёт тренер, для любого парня это тяжело. За океаном детей учат получать от хоккея удовольствие.

— Недавно у меня был День рождения, и я мечтаю получить талисман для игры в хоккей. А о чём мечтаете вы?

А.П.: — Поздравляем тебя! Для меня важно, чтобы родные и близкие люди мной гордились. Мечтаю о большой семье. Чтобы все в ней были здоровыми. Наверное, это самое главное в жизни.

Егор Шарангович: — Согласен с Лёшей. Так как недавно был твой День рождения, я подарю тебе клюшку.

— Вопрос Алексею Протасу. Трудно ли было сделать выбор между медициной и хоккеем?

А.П.: — Да, непросто. В какой-то момент я понял, что хочу заниматься именно хоккеем, что мне это действительно интересно. И когда вопрос выбора стал максимально острым, решил: нужно играть, развиваться в этом направлении. С детства родители вкладывали в меня большие силы, отдавали всё, чтобы я добился успеха в спорте. Поэтому выбрал хоккей.

— У меня вопрос к Алексею Протасу, как к игроку системы «Вашингтона». Уэйн Гретцки или Александр Овечкин?

А.П.: — Овечкин. Но добавлю, что их тяжело сравнивать. Они представляют разные поколения. У каждой эпохи свои великие хоккеисты. Многие пытаются рассуждать, как бы Уэйн Гретцки играл в наше время. Мне кажется, не нужно их сравнивать. Надо просто восхищаться каждым.

— Вопрос Егору. Тебя выбирали капитаном и в минском «Динамо», и в национальной сборной. Насколько сложно было выполнять эти функции? И ещё. Как в «Нью-Джерси» в роли капитана проявлял себя молодой игрок Нико Хишир?

Е.Ш.: — Честно сказать, когда меня первый раз выбрали капитаном, я чуть-чуть удивился. На самом деле в раздевалке эти функции выполняли ребята постарше — Андрей Стась, Илья Шинкевич. Они говорили нужные слова, подбадривали ребят. А я больше старался показывать пример на льду. Нико Хишир — хороший капитан. Хоть он и молодой парень, но очень много подсказывает. Ему в «Нью-Джерси» тоже помогают более опытные игроки.

— Как вы думаете, ваша детская мечта, связанная с хоккеем, сбылась?

Е.Ш.: — Если честно, в детстве я ставил перед собой цель попасть в минское «Динамо». Приходил на трибуны МКСК «Минск-арены», был в восторге от атмосферы. Чтобы достигнуть своей мечты, самое главное — усердно работать. А.П.: — У меня какие-то большие мечты появились только после драфта, когда приехал за океан в юниорскую лигу. В детстве главной мечтой было играть за хоккейный клуб «Витебск». Потому что я ничего другого не видел. Сейчас моя цель — выиграть Кубок Стэнли.

— Пристально слежу за вашими карьерами. Егор, как-то в одном из интервью ты говорил о том, что хотел бы провести всю карьеру в «Нью-Джерси». Что скажешь теперь, после обмена в «Калгари»?

Е.Ш.: — Тяжело отвечать на такой вопрос. То интервью записывалось в декабре, а обмен в «Калгари» произошёл летом. Когда ты являешься частью команды и отдаёшь ей все силы, то, естественно, думаешь, что хочешь провести в её составе всю карьеру. Так получилось, что наши пути разошлись. Сейчас я очень рад быть игроком «Калгари».

— Алексей, сколько бутылок шампанского вместил в себя Кубок Колдера во время празднования чемпионства в АХЛ?

А.П.: — Я тогда отошёл в сторону, внимательно не следил. Скажем так, никто не считал.

— Если доведётся принять участие в Матче Звёзд НХЛ, то какой конкурс для себя вы бы выбрали?

Е.Ш. — Мы с Лёшей даже не знаем, сами игроки выбирают конкурсы, или же их как-то распределяют. Я бы хотел поучаствовать в конкурсе на точность броска.

А.П.: — Честно говоря, даже не думал об этом. Для меня сейчас главная цель — закрепиться в основной команде «Вашингтона».

— Егор, когда ты становился первой звездой матча, то в послематчевых интервью выглядел немного растерянным. Это волнение или нехватка английского языка?

Е.Ш.: — У меня до сих пор трудности с языком. Сам я понимаю всё, что говорят. Иногда мне не хватает словарного запаса. Есть ещё такой момент: сразу после матчей с тобой общаются с помощью наушников, звук немного искажается — это тяжелее вдвойне.

— Бывало ли, что вы попадали в смешные ситуации из-за того, что не понимали американского сленга?

А.П.: — Это до сих пор является проблемой. Когда ты просто разговариваешь на английском с прохожими и когда общаешься с товарищами по команде в раздевалке — это абсолютно разные диалоги. Одна из неловких ситуаций произошла во время выступления за юниорскую команду. Я тогда плохо разговаривал на английском. Мы с ребятами пошли на ужин. Подошла официантка и стала задавать вопросы. Как я позже узнал, она спросила у меня, есть ли на что-нибудь аллергия. А я ответил: нет, спасибо. Подумал, что предлагает сделать какой-то заказ. Все парни начали смеяться. В целом, за океаном все понимают, откуда ты приехал, что языковой барьер — это тяжело. Все пытаются тебе помогать. Это здорово.

Е.Ш.: — В первый год в Америке мой английский был полный ноль. Когда у меня спрашивали, как дела, то я не знал, как отвечать. Всегда было тяжело в ресторанах. Парни пальцами мне показывали на картинки с блюдами, чтобы я мог сделать заказ.

— Как в восемь лет достичь больших успехов в хоккее?

Е.Ш. — Самое главное — слушать тренера. Нужно очень усердно работать на тренировках. Уделять внимание всем деталям. В таком возрасте, когда я возвращался домой, обычно водил шайбу клюшкой по полу. Это помогало развивать технику.

А.П.: — Как я уже говорил раньше, ещё важно получать удовольствие от того, что ты делаешь. Если ты работаешь с интересом, то всё обязательно получится. Главное не бойся мечтать. Уверенно иди к тем целям, которые поставил перед собой. Ни в коем случае не сдавайся. Я уверен, что всё будет хорошо.

— Как правильно воспитывать детей?

А.П.: — Расскажу о примере своей семьи, когда я был ребёнком. В детстве у меня происходили какие-то тяжёлые моменты, связанные с хоккеем, но родители никогда не давали мне сигналов о том, что я плохой. Всегда в меня верили, говорили, что всё получится. Папа и мама видели, что мне интересен спорт. Родители действительно готовы были отдать последнее ради меня. Я это очень ценю. Так что, наверное, нужно просто верить в своего ребёнка и поддерживать его.

— Вы когда-нибудь пробовали одевать амуницию голкипера и играть в воротах?

Е.Ш.: — Когда мне было 14 — 15 лет, наш тренер в конце сезона устраивал специальные игровые занятия. На одном из них меня поставили в ворота. Я быстро понял, что это не моё. Голкиперам тяжело приходится. Знаю, как трудно им ловить шайбу. Но это был прикольный опыт.

А.П.: — Я пару раз примерял вратарскую амуницию и становился в рамку. Больше не особо хочется. Скажу так — это тяжёлый труд. Как в физическом плане, так и в психологическом. На голкипере лежит большая ответственность, он должен сохранять хладнокровие. Думаю, я немного другой человек. Мне было бы тяжело справиться с этой нагрузкой.

— Мне, как маме юного игрока интересно вот что: если б не хоккей, чем бы вы занимались?

А.П.: — Мой дедушка всегда хотел, чтобы я стал хирургом. Он говорил: будешь ходить по больнице, а люди будут говорить — вот, Протас идёт. Возможно, всё к этому и шло. В принципе, у меня получалось совмещать учёбу и хоккей. Вижу, что многие ребята из хоккеистов сейчас хорошо учатся. Влад Колячонок во время сезона успевает учиться в Университете, закрывает все экзамены. Было бы желание!

Е.Ш.: — А я всегда был сосредоточен только на хоккее. Думал только о спорте и ни о чём другом.

— Позвольте поздравить вас с рождением детей. Вопрос такой: если у дочери Алексея и сына Егора будут серьёзные отношения, то какую фамилию они будут носить после свадьбы?

А.П.: — Понятно, что все сами делают свой выбор. В моей семье привыкли к тому, что девушка берёт фамилию мужчины. Поэтому пусть будет Шарангович.

— Почему Егор выбрал себе 17-й номер, а Алексей — 59-й?

А.П.: — Мне его дали. Я не выбирал. В целом за карьеру мне довелось самому взять себе номер только пару раз — в молодёжной сборной. Кстати, в следующем сезоне уже не буду 59-м.

Е.Ш.: — Когда родители меня только отдавали в хоккей, купили экипировку. На ней был 17-й номер. С тех пор всегда стараюсь его брать. Если 17-й номер занят, выбираю 7-й либо 71-й.

Последнее

подписка

Подписка оформлена! Ждите наших новостей

Любителям

«В следующей пятилетке такой объект должен быть в каждом районе».

Стартовали продажи билетов на III Этап Кубка содружества по биатлону