Вещий сон Ивана

Чемпионат мира по прыжкам на батуте завершился в Токио полторы недели назад. А наша сборная, мужская половина которой произвела на новенькой олимпийской арене «Ариаке» настоящий фурор, не спешит вернуться домой – осталась в Стране восходящего солнца на учебно-тренировочный сбор. И поскольку он продлится до 22 декабря, а ложка дорога к обеду, мы решили пообщаться с одним из главных героев упомянутого форума  -- внёсшим весомый вклад в командный триумф, завоевавшим индивидуальное «серебро», олимпийскую лицензию и получившим специальный приз за лучшую технику Иваном ЛИТВИНОВИЧЕМ с помощью социальных сетей. И прежде всего поинтересовались, поверил ли он уже в то, что добился подобного  успеха? [caption id="attachment_112784" align="alignnone" width="930"] Фото: сайт НОК[/caption]   -- Признаться, об этом некогда думать, ведь мы продолжаем усиленно тренироваться. Так что, по крайней мере, пока не до почивания на лаврах. Иногда, правда, местные детишки просят вместе сфотографироваться, напоминая об удачно сложившемся для меня чемпионате. Если б не они, уже забыл бы о нём. -- А с каким настроением вы летели в Токио? -- Знаете, накануне мне приснилось, будто в Токио то ли в синхронных, то ли в индивидуальных прыжках  проиграю чемпиону 0,2 балла. Я не придал этому никакого значения. Но сон, на удивление, оказался вещим. С Гао Леем в индивидуальном финале нас две десятые и разделили. -- В отличие от лидеров сборной, вы ведь впервые в Японии? Какое она произвела впечатление? -- Потрясающее! Здесь настолько добродушные люди! Мы буквально купаемся в их любви. С какой бы просьбой ни обратились, хозяева тут же стараются её выполнить. Новая арена тоже очень понравилась: она такая большая, просторная. Когда во время представления спортсменов на трибунах множество фотовспышек срабатывало, картинка вообще становилась завораживающей. И эмоции зашкаливали. А тренировочный зал, кстати, здесь обустроен в обычном ангаре, где, кроме батутов и акробатической дорожки, ничего нет. -- Как вам далась квалификация? -- Предстартовое волнение, конечно, присутствовало. Но встал на батут – и оно улетучилось. Комбинацию делал спокойно. Я всё думал, как в финал попасть, как там Влада Гончарова обыграть. На серьёзных соревнованиях до сих пор мне это не удавалось. У меня коэффициент меньше. Да и прыгает он, как мы говорим, кучно и технично. А у меня, допустим, высота есть, а перемещение могу «потерять». Но так получилось, что в восьмёрку только я отобрался. -- В финале командных соревнований вам не удалось с первой попытки начать упражнение. Пришлось останавливаться и раскачиваться заново. Почему? -- Просто до этого я первый элемент не докручивал, как мы говорим, втыкался в сетку и не мог выйти во второй. Поэтому нужно было раскачаться выше.  А поскольку давно этого не делал, заволновался, потерял уверенность и поэтому предпочёл остановиться. Адреналина, конечно, мгновенно добавилось. Но тренер сразу начала со мной говорить, чем отвлекла и успокоила. -- И что сказала вам Ольга Анатольевна Власова? -- На самом деле ничего особенного. Просто напомнила, как элементы нужно делать. И попросила,  не думая о судьях, сдавать комбинацию ей. И я представил, будто это обычная прикидка на тренировке. -- А вот 19-летнему японцу Хиротто Унно после вас ни со второго, ни с третьего-четвёртого рестарта так и не удалось начать своё упражнение… -- В нашем виде такое  случается. На этапе Кубка мира как-то россиянин Дмитрий Ушаков слишком долго раскачивался. Он потом, правда, сделал произвольную программу, но, оказалось, время вышло – и он получил ноль баллов. А японец и разминался так, что не имел шансов что-то показать – как-то расхлябанно. А может, собраться не смог, не знаю. -- С каким пульсом вы затем смотрели выступление замыкавшего командный турнир Олега Рябцева? -- Просто положили руку на сердце и, такое ощущение, что каждый элемент прыгали вместе с ним. Начал Олег неплохо. Но в концовке заставил поволноваться. Впору было и микроинфаркт схватить. Как вы говорите, пульс под 220 подскочил. Вроде был неплохой отрыв – 2 балла, позволявший бороться за победу. А когда Олега отбросило к краю сетки, испугались не на шутку. Китаец Гао Лей затем тоже не избежал ошибок, но выступил лучше Олега. Поэтому решили, что мы точно вторые, с чем и поздравили друг друга. А потом вдруг показывают оценку китайца, и оказывается, что мы выиграли. Ольга Анатольевна так высоко подпрыгнула, что и до нас дошло, что случилось! Все вновь бросились друг друга поздравлять. Эмоции непередаваемые! И настолько сильные, что заснуть потом долго не удавалось. Пришлось успокаивать себя: мол, не зазнавайся, завтра вновь нужно прыгать. Проснулся с тяжёлой головой. Но пообщался с психологом Ириной Владимировной Конон, избавился от лишних мыслей и, в принципе, индивидуальный полуфинал спокойно прошёл, не сомневаясь, что в тройку попаду. -- Получается, вы подстраховали олимпийского чемпиона! -- В индивидуальных соревнованиях никто никого не страхует, каждый сам стремится к победе. Иначе зачем тренироваться? Выйдя в финал, я и олимпийскую лицензию для страны завоевал.  Уже этому все были рады! Но с тем, что только одному придётся участвовать в медальном споре, смириться оказалось непросто. И разминаться одному среди соперников было неуютно и непривычно. А в соревновательный зал вошли – и паника пропала. Самому стало  интересно, смогу ли пробиться на пьедестал. Для себя решил: всё или ничего. -- Какие мысли одолевали перед стартом? -- Больше всего мешало предвкушение успеха. Я пытался уговорить себя не думать об этом: дескать, прежде комбинацию нужно сделать. Но отрешиться от этого было непросто. -- Были уверены, что и обоих китайцев обыграете? -- Обоих – вряд ли, а вот одного надеялся опередить, как в итоге и получилось: Дон Дона оставил позади. А с Гао Леем, понимал, пока тяжело тягаться. Думал, минимум 0,5 балла ему точно уступлю. А оказалось, 02. -- А вы помните свой дебют в элитной компании? -- Конечно. Это случилось на прошлогоднем чемпионате мира, где я тоже попал в финал, хотя волнение было просто нереальное. Даже юношеские Олимпийские игры ни в какое сравнение не шли. Не забуду, с каким восхищением вживую смотрел выступление Гао Лея, которого считал своим кумиром. Нас порой сравнивают, поскольку тоже высоко прыгаю. Но техника, говорят, у меня получше. -- Не зря на чемпионате вам дали соответствующий приз… -- Наверное. Судьям виднее. -- А легко  вы адаптировались к 6-часовой разнице во времени? -- Без особых проблем. Вот когда впервые в Хабаровске выступал, тяжело к такому же поясу привыкал. А сейчас почти как домой приехал. -- У вас уже есть олимпийский опыт, пусть и юношеских Игр. Как думаете, он пригодится? -- Надеюсь. Признаться, не заметил особого отличия стартов в Буэнос-Айресе от чемпионатов мира или Европы. Только название другое, а суть та  же. Ни в каких конкурсах я не участвовал, был настроен на  собственное выступление. -- Которое, к сожалению, получилось не на сто процентов. Будучи явным фаворитом, вы ограничились 4-м местом. -- Дело в том, что финал от квалификации там отделяла целая неделя, за которую успел расслабиться. Зато теперь знаю, к чему это может привести. -- Судя по тому, что ваша мама – тренер по прыжкам на батуте, этого вида спорта вам было не миновать? -- Наверное. Зал стал моим вторым домом чуть ли не с рождения. Я там и ходить научился. Но занимался сначала прыжками на акробатической дорожке. А когда в школу пошёл, мама поставила перед фактом, что теперь перехожу на батут к Петру Ивановичу Зайцеву. А он жёсткий был, мог накричать на учеников, что мне, ребёнку, не нравилось. Я боялся его, о чём маме и сказал: мол, не пойду к нему. Но она настояла на своём. А когда стало что-то получаться, появился интерес. Хотя, признаться, до сих пор Петра Ивановича побаиваюсь. У него очень суровый взгляд. Порой так посмотрит, что сразу начинаешь вспоминать, где накосячил. -- У вас есть нелюбимый элемент? -- Тот, который не получается. В настоящий момент это «винт-полвинта». Там нужно руки прижимать, а я, отдельно работая над элементом, могу это сделать, а в комбинации не получается. Из-за этого порой до психов доходит. Спасибо Ольге Анатольевне, которая терпит меня, во всём помогает. Мои успехи – это прежде всего её заслуга. И мамина поддержка тоже очень важна. -- А мечтаете вы, как и все спортсмены, о покорении главной вершины – олимпийской? -- Не только. Хотелось бы выиграть всё. На том же чемпионате мира я пока только в командных соревнованиях победил, а есть ещё индивидуальные, синхронные. Так что стремиться есть к чему.

подписка

Подписка оформлена! Ждите наших новостей

Любителям

Еще немного, еще чуть-чуть

Игорь Папруга: будем экспериментировать